На главную На список статей Обсуждение книги Форум Написать автору Консультации автора

Хомоэтология

Мнимая наукообразность так называемой "этологии человека" целиком и полностью держится на эквивокации, на мошеннических манипуляциях с термином "инстинкт". Эквивокация — это широко распространенная логическая ошибка, или сознательно используемый словесный трюк, при котором в одном и том же сочинении, часто на одной и той же странице, в один и тот же термин исподтишка вкладывается то один, то другой смысл. Эквивокация зомбирует, создает в мозгу ложные умственные связи, которые трудно заметить и от которых еще труднее отделаться.

Инстинктивное поведение животных.

У биологов/этологов термин "инстинкт" имеет совершенно определенный смысл. Под ним разумеется генетически обусловленная последовательность поведенческих актов, которая:
1. Присуща всем особям данного вида, а не только некоторым из них.
2. У всех из них выполняется одинаково, стереотипно, лишь с небольшими вариациями.
3. Всегда запускается под действием определенного ключевого стимула.
4. Запущенная, всегда доводится до конца, даже если из-за изменения обстановки стала бессмысленной.
5. Задается от рождения и не предполагает обучения, одинакова как у животных, пойманных в лесу, так и у выросших в клетке.
6. Не меняется в течение всей жизни животного.

Всем известный пример инстинктивного поведения — это когда кошка скребет лапами после того, как нагадит. Так делают все кошки. Скребут каждый раз, а не по настроению. Скребут и те, которые были взяты в дом слепыми котятами и выросли, не видя других кошек. Скребут по кафельному полу и продолжают это занятие до конца дней своих, хотя за 10 лет кошачьей жизни вполне можно было бы убедиться в его бессмысленности.

Понятие инстинкта разбирается и разъясняется в начальных главах учебников по биологии, зоопсихологии и психологии. Да-да, психологи пишут об инстинктах животных то же самое, что и биологи. Пример: Гальперин П.Я. "Введение в психологию. Учебное пособие для вузов", глава "К проблеме биологического в психическом развитии человека".1

Возьмем для примера статью "Инстинкты. Они есть у человека или их нет?" Виноградовой Е.П., к.б.н., доц. каф. высшей нервной деятельности и психофизиологии биологического факультета СПбГУ, в которой она передирает без упоминания фамилии автора книгу П.Соболева "Радикальная психология": 2

Статья начинается: "Одно из определений научного понятия «инстинкт» – «совокупность врожденных потребностей и врожденных же программ их удовлетворения, состоящих из пускового сигнала и программы действия».
Инстинкт = Врождённые потребности + Врождённая программа действия.
С классических позиций биологии врожденная программа действий включает в себя ключевой стимул, общий у всех представителей данного вида, который всегда будет вызывать один и тот же фиксированный комплекс действий (ФКД)."

Статья заканчивается: "«Материнский инстинкт», «половой инстинкт» и прочие подобные выражения — все они некорректны применительно к человеку. И некорректны они не только по отношению к человеку, но и ко всем высокоорганизованным животным. У нас есть соответствующие потребности, но нет ни врожденной программы их удовлетворения, ни ключевого стимула, ни ФКД. Таким образом, у человека инстинктов в строгом его понимании — нет." 3

Укажите мне хоть один генетически определяемый стереотипный комплекс действий, который у всех людей запустается определенным ключевым стимулом, всегда доводится до конца, не зависит от обучения и жизненного опыта, одинаков во всех культурах во все исторические времена. Нет у человека таких комплексов.

Только не приплетайте сюда безусловные, то есть врожденные рефлексы, которые действительнос существуют. Имеется очень простое правило для различения рефлексов и инстинктов. Инстинкт — это поведение, рефлекс — движение или последовательность однотипных движений. Стукают молоточком по колену, нога дергается — это рефлекс. Новорожденному младенцу попадает в рот материнский сосок и у него запускается последовательность сосательно-глотательных движений — это тоже рефлекс.

Инстинкты у хомоэтологов.

Хомоэтологи нехотя признают, что инстинктов в вышеописанном смысле в человеке нет. Тем не менее, их сочинения заполнены и переполнены рассуждениями об инстинктах человека. Если их выбросить, от хомоэтологических книг или статей не останется ничего, они полностью лишаются всякого содержания. Выкручиваются хомоэтологи тем, что в термин "инстинкт", когда дело касается человека, они якобы вкладывают иное содержание: не то, что у биологов или этологов. Под инстинктами они разумеют некие драйвы, стремления и т.п. Читаем книгу попсового, неизвестного науке, но намозолившего глаза в Интернете хомоэтолога А.Протопопова "Инстинкты человека": "у человека практически отсутствуют такие фиксированные формы действий, которые описывали у животных основоположники этологии". "в случае человека, под инстинктами будем понимать врождённую предрасположенность (стремление, желание, склонность, и проч.) индивидуумов поступать в определённых ситуациях определённым образом, но вовсе не обязательно неотвратимо-машинальную, и практически фиксированную последовательность движений."4

Из этой цитаты видно, что Протопопов о настоящей этологии вообще не имеет представления. Этологи занимаются изучением поведения, то есть, того, что можно наблюдать, и принципиально не желают вникать в его причины. В.С.Фридман, тот самый, которого Протопопов на главной странице своего сайта титулует "видным этологом" и рекомендует читать его, которого в предисловии к книге авторы особо благодарят за разгромную книтику первой редакции, в статье "Инстинкт: определения и параллели" писал о родоначальниках этологии: "Будучи классическими естествоиспытателями (полевыми зоологами, не зоопсихологами, и не физиологами), они отказывались судить о любых «целях» и «идеях» в поведении животных."5 У Протопопова, как видим, точнехонько наоборот: в его псевдоэтологических умствованиях цели и мотивы – главное. Распространяясь об инстинктах женщины, он ведь не описывает телодвижения, демонстрации, позы – чем занимаются в своих трудах этологи, нет он разглагольствует о ее влечении к высокоранговому самцу, то есть исключительно о целях поведения. Это дилетантские потуги на психологию, от которой Протопопов изо всех сил открещивается, но никак уж не этология.

Огромное, принципиальное отличие хомоэтологических "инстинктов" от биологических состоит в том, что они порождают самые разнообразные действия (или не порождают ничего). Возьмем для примера набивший оскомину "инстинкт самосохранения". В одном случае читаем: "под действием инстинкта самосохранения я замер на месте и затаился". В другом случае тот же самый инстинкт заставляет удирать со всех ног, в третьем — бросаться в драку, в четвертом — при угрозе утопления — совершать энергичные движения руками.

То же самое со сложным, длительным поведением. Хомоэтологи утверждают, что стремление человека возвыситься над другими, стать вожаком обусловлено его инстинктом, который они называют "иерархическим", и любят проводить аналогии между стадом обезьян, а также порядками в казарме, в тюремной камере или среди дворовой шпаны. Что ж, определенное сходство заметить можно: вожак постоянно демонстрирует свое превосходство и уверенность в себе, всем угрожает и бьет морды. Но возникает вопрос: так во всех сферах человеческих отношений? Офицер, служащий в штабе, стремится стать генералом и возвыситься над другими тоже под действием иерархического инстинкта? Но даже хомоэтолог не сможет отрицать, что в штабе демонстрировать агрессию и всем угрожать — отнюдь не лучший способ делать карьеру. По служебной лестнице охотнее всего продвигают офицера, который готов не рассуждая выполнить любой приказ. Таким образом, в штабе, в отличие от казармы, тот же самый "иерархический инстинкт" заставляет постоянно демострировать покорность, отнюдь не агрессивность. И получается: инстинкт один и тот же, а поведение возникающее под его действием, коренным образом различается.

В политике, чтобы подмять других и забраться повыше, нужно не то и не другое: не агрессивность и не покорность, а хитрость, изворотливость, готовность идти на сделки, заключать временные союзы, а потом предавать своих союзников. Именно так шел к вершинам власти И.В.Сталин. Ну и что общего можно усмотреть в поступках вожака хулиганской шайки и канцелярской крысы Сталина — каким он был в самом начале своего восхождения, когда генсек считался всего лишь начальником канцелярии? Он тоже всем демонстрировал свою силу и уверенность, всем угрожал и бил морды? Как раз наоборот, в общении с соперниками он прямо-таки излучал доброжелательность и открытость, хотя жажды власти, то бишь "иерархического инстинкта", у него было хоть отбавляй. Об этом хорошо рассказано в книге Б.Бажанова "Воспоминания бывшего секретаря Сталина".

Жестко определенная генетически последовательность поведенческих актов и врожденная предрасположенность, порождающая самое разнообразное поведение, нестолько различны меж собой, что никак не могут обозначаться одним и тем же словом. Термины необходимо употреблять в том значении, в каком они определяются в учебниках и словарях. Если теория иначе никак не получается, ладно, переопределите термин в ее рамках, разумеется, заранее предупредив об этом читателей. Но в любом случае совершенно недопустимо вкладывать в один и тот же термин разные смыслы — чем и занимаются хомоэтологи.

Элементарнейшая логика допускает для них лишь два варианта:
1. Заявить, что инстинкты есть только у человека, а у животных — нечто совсем иное, заслуживающее другого названия.
2. Оставить термин "инстинкт" для биологов/этологов, раз уж он у них прочно прижился, а для обозначения врожденных предрасположенностей у человека придумать другой термин.

Ни того, ни другого хомоэтологи никогда не сделают и будут впредь использовать один и тот же термин вперемешку в разных значениях. Потому что: в первом случае их заявление вызывет гомерический хохот, во втором — вся хомоэтология немедленно рушится.

Отказ от эквивокации.

Ни на какие исследования хомоэтологи не опираются. Вот кабы они выделили ряд особенностей поведения человека, доказали, что они присущи всем людям всех наций от рождения, что они не объяснимы культурой и воспитанием и не меняются в истории — только тогда можно было бы заподозрить в них генетическую основу. Ничего подобного у хомоэтологов нет, лишь бездоказательные заявления. Это подтвердил А.Марков, палеоантрополог, доктор биологических наук, автор двухтомника "Эволюция человека", который в отзыве на книгу писал Протопопову: "выглядит книга довольно весомо, несмотря на прекрасно известное вам главное ее уязвимое место — умозрительность, отсутствие эмпирических доказательств того, что 1) большинство выделенных инстинктов действительно инстинкты и 2) что предложенная классификация инстинктов лучше, чем какая-то другая."6

То есть, фактов нет, все высосано из пальца, никаких исследований, доказывающих, что человеком правят именно инстинкты, не приведено, классификация инстинктов ничем не обоснована. Отметим, что про умозрительность и отсутствие эмпирических доказательств пишет вполне квалифицированный ученый, который относится к книге доброжелательно, называя ее весомой. К тому же он сам весьма склонен к биологизаторству и как следствие к хомоэтологии, что неизбежно, поскольку биологизаторство и хомоэтология — две стороны одной медали. Так что здесь отнюдь не злопыхательство, а вынужденное признание сторонника.

Приверженность к хомоэтологии не лучшим образом влияет на разум и логику, даже у ученых. Потому что в нее хочется верить. А там, где хочется верить, охотно прощают хлипкость и даже отсутствие доказательств. Интересно, как бы Марков поступил с книгой, которая рассказывает об эволюции человека: чисто умозрительно, без эмпирических доказательств, то есть без упоминания о раскопках, черепах и костях? Тоже назвал бы ее весомой? Или выбросил в мусорное ведро? Вопрос чисто риторический.

Инстинкты в человеке хомоэтологи обосновывают "дедукцией". Дедукция — это вывод от общего к частному. "Поведение животных инстинктивно. Следовательно, человеку, который тоже животное, который по зоологической классификации относится к отряду приматов, также присущи инстинкты." Отсюда само собой получается также, что как и у животных, инстинкты человека генетически обусловлены. Вроде убедительно и даже очевидно. Но только потому что одним и тем же словом дважды названо нечто совершенно различное. Хотоэтологи ведь признают, что у человека инстинкты совсем другого рода, не то что у животных. Внесем в "дедукцию" это маленькое уточнение и она немеденно рушится: "Поведение животных инстинктивно. Следовательно, человеку присущи инстинкты другого рода". В огороде бузина, а в Киеве дядька.

Вот они, ложные умственные связи, создаваемое эквивокацией, вот оно зомбирующее действие. Любому, мало-мало способному к логическому мышлению, совершенно ясно, что даже если человек действительно всего лишь голая обезьяна, все равно существование у животных мозговых управляющих механизмов одного рода отнюдь не доказывает существование в человеке управляющих механизмов совсем другого рода. Но если долго и упорно называть разные механизмы одним и тем же словом, извилины заплетаются и возникает иллюзия доказательства.

То же самое чуть по-другому. В любом тексте любой термин можно заменить его определением. Получится более длинно, но содержание текста, его убедительность и логичность (если они были) от этого никак уж не изменятся. Заменим во фразе, на которой зиждется хомоэтология, используемый термин его определениями, оба из которых — подчеркиваю — признаются хомоэтологами. Получается: "Поведение животных представляет из себя жестко определенную генетически, не предполагающую обучения, неизменяемую последовательность поведенческих актов, одинаковую для всех особей, всегда запускаемую определенным ключевым стимулом. Следовательно, поведение человека определяется генетическими предпосылками, стремлениями, желаниями, склонностями, которые в зависимости от воздействия социума и обучения порождают самые разнообразные последовательности действий или не порождают их вовсе."

И сразу видно, что никакого "следовательно" и никаких гомологий здесь быть не может, что поведение животного и человека формируется принципиально различными способами. И сразу теряет почву под ногами так называемая эволюционная психология. Какая уж тут эволюция, какие аналогии с животными, если переходе к человеку возникают совершенно иные механизмы управления его поведением? Или у животных тоже есть стремления, желания и склонности, под действием которых формируется их поведение?

Хомоэтологи широко замахиваясь на то, чтобы объяснить человеческое поведение из чисто биологических соображений, громогласно отметают психологию и вообще гуманитарные науки, но на деле незаметно возвращаются к той же самой психологии, только на убогом, самом примитивном уровне. Стремления, желания и склонности — это ведь все из ее арсенала. Не согласны? Тогда определяйте инстинкты человека так, чтобы в них не было психологических понятий, а только биологические.

А инстинкты как "генетические предпосылки" — чистейшее пустословие. Вот возьму и напишу: в человеке есть генетическое "нечто", определяющее его поведение. Как вы это оцените? Правильно, как пустопорожнюю болтовню, не имеющую никакого конкретного содержания, как попытку сделать умную мину при полном незнании. Но чем отличаются наукообразные туманные "генетические предпосылки" от честного "нечто", то есть, "хрен его знает"? Да ничем: содержания в них ровно столько же, то есть, нуль.

Определение инстинктов как склонностей и стремлений чрезвычайно удобно. Например, человек проявляет агрессивность. Психолог, чтобы разобраться, вынужден пускаться в исследования: как влияет на нее культурная среда? Как воспитание? Это же сколько работы! Хомоэтолог: так у человека есть инстинкт агрессии, то есть склонность к агрессивному поведению — и все сразу объяснено. Другой человек в отношениях с людьми добр и часто действует в ущерб своим интересам. Инстинкт альтруизма — и опять все ясно. Фактически, к наблюдаемому и непонятному хомоэтолог просто прилепляет словесный ярлык и делает вид, будто что-то тем самым прояснил.

Правда, некоторым народам агрессивность совершенно неизвестна, но хомоэтолог благополучно пропускает неудобные факты мимо ушей. Далеко не все люди альтруисты, хотя инстинкты — это азбучная истина — видоспецифичны и должны быть одинаковы у всех особей данного вида. Хомоэтолог изобретает "примативность" — присущее человеку свойство когда подчиняться, когда не подчиняться инстинктам. Ну-ка, сунься теперь критик! Все предусмотрено, на все заранее готов ответ. Без какого-либо напряжения мозгов. Хомоэтология становится неопровержимой. Только это не похвала, а совсем наоборот. Согласно критерию Поппера теория, которую нельзя опровергнуть никакими опытами или наблюдениями, заведомо ненаучна.

Хомоэтологические "инстинкты", представляющие из себя всего лишь названия тому, что наблюдается, высмеивал еще К.Лоренц, который в инстинктах разбирался: "Легко и заманчиво постулировать наличие особого побуждения, или инстинкта, для любой функции, которую легко определить и важность которой для сохранения вида совершенно ясна, как, скажем, питание, размножение или бегство. Как привычен оборот "инстинкт размножения"! Только не надо себя уговаривать — как, к сожалению, делают многие исследователи, — будто эти слова объясняют соответствующее явление. Понятия, соответствующие таким определениям, ничуть не лучше понятий "флогистона" или "боязни пустоты" ("horior vacui"), которые лишь называют явления, но "лживо притворяются, будто содержат их объяснение. ... ценность таких понятий, как "инстинкт размножения" или "инстинкт самосохранения", столь же ничтожна, сколько ничтожна была бы ценность понятия некоей особой "автомобильной силы", которое я мог бы с таким же правом ввести для объяснения того факта, что моя старая добрая машина все еще ездит." 7

"Автомобильная сила" кажется нам глупой и смешной: потому что большинство людей хотя бы смутно представляет себе устройство автомобиля, двигатель внутреннего сгорания и трансмиссию. Но для дикаря или жителя средневековой Европы это "объяснение" вполне могло бы показаться удовлетворительным. Они, собственно, примерно так и объясняют непонятные движущиеся предметы: их духи двигают. Однако, если бы им открыть капот, наглядно продемонстрировать работу ДВС и показать как он крутит колеса, "автомобильная сила" тоже показалась бы им глупой и смешной.

Кажущаяся удовлетворительность объяснений поведения человека через его инстинкты также связана с полнейшей неграмотностью, вполне сравнимой с неграмотностью дикаря в отношении автомобильной техники. Однако, после того, как в массе своей люди начнут хотя бы чуть-чуть разбираться в устройстве и функционировании психики и мозга, "инстинкт самосохранения", как и другие "инстинкты", которые нисколько не лучше "автомобильной силы", покажутся им глупыми и смешными. Кое-кто, к сожалению, немногие, пришел к этому уже сейчас. Но только не хомоэтологи.



Примечания

1 Гальперин П.Я. "Введение в психологию. Учебное пособие для вузов. — М.: Книжный дом "Университет", 1999.
2 http://samlib.ru/s/sobolew_p_j/index_2.shtml
3 http://ethology.ru/other/?id=17
4 http://www.e-reading.club/chapter.php/1020386/3/Protopopov_-_Instinkty_cheloveka.html
5 http://wolf-kitses.livejournal.com/214761.html#cutid1
6 http://macroevolution.livejournal.com/76343.html
7 Лоренц, К. Агрессия (так называемое «зло») / К.Лоренц. М.: Изд. группа "ПРОГРЕСС" "УНИВЕРС" — С. 92.