На главную На список статей Обсуждение книги Форум Написать автору Консультации автора

Маразм крепчал

Эта статья является продолжением моих статей "Идиотизмы вкруг законов" и "Вопли о педофилии".
После того, как Госдума в конце 2003 года подняла "возраст согласия" с 14 до 16 лет, началось то, что нетрудно было предсказать, и о чем не пожелали думать депутаты.

16-летняя девушка благополучно рожает здорового ребенка. Ничего удивительного в этом нет. Еще в 60-е годы прошлого века опытные гинекологи, опираясь на научные исследования, вполне уверенно утверждали что у 16-летних и даже у 15-летних роды происходят легче, чем у женщин более старшего возраста. М.И.Авдеев, член-корреспондент АМН СССР писал: "По этим вопросам имеется большая литература. Обобщающие данные о беременности и родоразрешении у девочек 11—15 лет приводят М. Шаш и Л. Ковач. Они отмечают, что при беременности, наступившей у рожавших девочек (акселераток) моложе 16 лет, происходит более быстрое физическое развитие. Роды у несовершеннолетних не вызывают никаких вредных последствий и не влияют отрицательно на дальнейшее их развитие. ... Беременность и роды у таких лиц (акселераток) протекают благополучно, а продолжительность родов даже меньше, чем у взрослых женщин." За последующие полвека акселератки еще заметно подросли.

Взрослый парень, вместе с которым девушка произвела на свет младенца, радостно встречает ее с цветами. Главврач роддома, полюбовавшись из окна своего кабинета этой картиной, отсчитывает от возраста роженицы девять месяцев назад и убедившись, что в момент зачатия ей не исполнилось 16, тяжело вздыхает, снимает трубку и набирает номер прокуратуры. Куда денешься, он обязан... Счастливого папашу по приговору суда отправляют за решетку по ст.134 УК РФ: за половое сношение с лицом, не достигшим 16-летнего возраста, на годы — до 4 лет — лишая ребенка отца, а мать — поддержки мужа в самый трудный момент.

Как ни далеко наше правительство от народа, но даже оно скоро поняло, что подобные посадки отнюдь не воспринимаются народными массами как торжество справедливости. В результате в Госдуму поступил президентский законопроект № 215694-5 с предложением несколько смягчить наказания за половое сношение (ст.134) и развратные действия (ст.135) с 14-15-летними: не лишать свободы, а ограничиться штрафом. Однако, к тому времени Россию уже стало накрывать волной педоистерии — чумы, занесенной из США.

Педоистерия в США

В 1972 году там был снят фильм "Лето 1942-го", тепло встреченный зрителями и отмеченный наградами: о любви между 15-летним парнем и замужней женщиной, у которой муж погиб на фронте. Пару раз они переспали. Общая тональность фильма: светлая грусть при расставании, парень возмужал, приобрел уверенность в себе, друзья ему страшно завидуют. И ни малейшего намека, что пережитая им любовная история хоть в чем-то ему повредила. Однако, всего через 20 лет в той же самой стране изображенное в фильме и вообще любые, самые добровольные сексуальные отношения совершеннолетнего (мужчины или женщины) с лицом, не достигшим возраста согласия, стали называть изнасилованием ребенка: без различия пола насильника, как того требует политкорректность и принцип гендерного равенства. "Во Флориде женщина приговорена к 30 годам тюрьмы за секс с 16-летним парнем." Кстати, возраст согласия в этом и некоторых других штатах довели до 18 лет.

Следующим шагом шумной кампании, поднятой в СМИ и на телевидении, было убедить, что не только половое сношение, но вообще любой, даже разовый сексуальный контакт взрослого с ребенком необратимо калечит неокрепшую детскую психику. При этом ребенком именовалось всякое лицо, не достигшее возраста согласия. В результате: "34-летняя Мишель Лин Тейлор была приговорена судом штата Невада к пожизненному заключению за то, что будучи под действием алкоголя, заставила несовершеннолетнего парня поласкать ей грудь. Ее адвокат заявил: "Это жестокое и необычное наказание. Она положил его руку себе на грудь в то время как была одета в лифчик ... И теперь ей пожизненное?""

Последовательное проведение принципа, что половое сношение с лицом, не достигшим возраста согласия, есть изнасилование, привело во многих случаях к совершенно удивительным результатам. 12-13-летних мальчика и девочку, переспавших друг с другом по взаимной симпатии, обвинили ... нет, нормальному уму до этого не додуматься: во взаимном изнасиловании, о чем сообщила на своем сайте городская газета Солт-Лейк-Сити, здорово удивившаяся выверту юридической мысли: "Верховный суд штата Юта признал во вторник, что они попали в тупик, пытаясь втиснуть в головы идею, что 13-летняя девочка может быть одновременно преступницей и жертвой — в случае секса по согласию со своим 12-летним бойфрендом." А чему удивляться? По законодательству многих штатов уголовная ответственность наступает с 12 лет. И если всякое половое сношение лица, достигшего возраста уголовной ответственности, с ребенком есть изнасилование, то получается, что мальчик изнасиловал девочку, она, соответственно — его. В тот же самый момент, в той же самой кровати.

Другой пример. 18-летний парень сделал 15-летней девушке ребенка. Мать девушки разрешила им жить вместе в ее доме. Парня сажают за изнасилование, мать привлекают к уголовной ответственности за соучастие. Ей удалось отделаться условным сроком, но радоваться нечему. Во-первых, ей на всю жизнь запрещены любые контакты с дочерью. За попытку связаться с ней хотя бы по электронной почте несчастной грозит срок от 10 до 30 лет. Все логично: жертву необходимо от насильника оградить. Во-вторых, мать автоматически заносится в общенациональный реестр сексуальных хищников, к которому имеет доступ не только полиция, но и любой желающий. Это означает: необходимость регулярно отмечаться в полиции, в обязательном порядке сообщать о смене места жительства и большие ограничения в выборе работы. Кроме того, сексуальные хищники не имеют права проживать вблизи мест, где водятся дети. На плане города ставят ножку циркуля на детскую площадку или остановку школьного автобуса и рисуют окружность радиусом 1000-2000 футов (300-600 метров): все, для хищников это запретная зона. В Майами, после того как план города разрисовали запретительными кругами, выяснилось, что жить сексуальные хищники могут только в одном месте: под мостом. Там и собираются на ночь несколько десятков человек. Бывают, в зависимости от штата, и более сильные ограничения, когда разрешается жить не ближе 5000 футов (1,5 км от городской черты).

Зачисляют в реестр всех, каким-либо боком причастных к любым сексуальным действиям с участием несовершеннолетних по принципу: "то ли он украл, то ли у него украли, но что-то было". В частности, взаимноизнасилованные подростки заносятся туда автоматически: как же, они ведь насильники! Время от времени кто-нибудь, накачанный педостериками, выбирает в реестре хищника и едет убивать его. Заголовок в газете: "Жестокое убийство двух сексуальных хищников!" Убийца наугад выбрал их в реестре и собирался расправиться еще с несколькими. При этом один из убитых им хищников был осужден только за то, что в возрасте 20 лет переспал со своей подругой, которой не зватило нескольких дней до 16-летия. Здесь еще несколько примеров.

Далее под влиянием педоистерии стали зачислять в хищники и назначать практически пожизненные сроки за такие действия, в которых сексуальную подоплеку можно усмотреть лишь при большом желании. "Новая газета" штата Иллинойс сообщает местные новости: "В пятницу судья отказался сократить 48-летний срок тюремного заключения Джону Уайту, бывшему учителю из г.Урбана, осужденному за растление малолетних. Уайт признал, что он предложил для собственного сексуального удовлетворения восьмерым девочкам в возрасте от 7 до 9 лет слизывать с завязанными глазами крем с бананов." Чудовищное преступление! Настолько чудовищное, что когда адвокат подал ходатайство о снижении срока до 32 лет, судья с негодованием его отверг. Поскольку смертная казнь в штате Иллинойс была отменена в 2011 году, а до того десять лет не применялась, то если бы Джон Уайт убил всех восьмерых девочек, он получил бы всего лишь пожизненное заключение, мало отличающееся от 48-летнего срока.

В апреле 2013 года полиция Никарагуа арестовала педофила, находившегося в бегах с 2008 года, преступника № 1, заменившего в списке 10 самых опасных преступников США самого Усаму бен Ладена. Кем же он был? Кем-то вроде нашего Чикатило, за плечами которого десятки детских трупов? "Как выяснили следователи, Эрик Тот, почти три года преподававший в престижной частной школе Бовуа в округе Колумбия, разместил видеокамеру в туалете для мальчиков." И все. Других обвинений ему не продъявляли. Кстати, "туалетное" видео он не продавал и не выставлял в Интернете, просто его обнаружили в школьной видеокамере, которая находилась под его контролем.

Фотографирование несовершеннолетних стало в США жутко опасным занятием. За фотографирование — с его согласия и даже по его просьбе — не вполне одетого 17-летнего человека (независимо от пола) можно получить обвинение в изготовлении и распространении детской порнографии, а также соответствующий срок: в два раза больший, чем за убийство того же самого человека. Столько же и даже еще больше можно получить также за хранение изображений, в которых судья пожелает усмотреть детскую порнографию. В США наказания по всем совершенным преступлениям складываются. Нашли на жестком диске компа 20 фоток: по десять лет за каждую, итого 200 лет тюрьмы.

Обвинение исходит из того, что в процессе съемок порно происходит сексплуатация детишек, приносящая им непоправимый вред. Однако, как и в случае с взаимным изнасилованием, порой получается, что преступник и жертва совпадают в одном лице. Одно из множества однотипных уголовных дел: "Шестерым учащимся средней школы в Пенсильвании предъявлены обвинения в детской порнографии, потому что три девушки сделали фото самих себя в голом виде и послали их мальчикам. Девушки обвиняются в производство, распространение или хранение детской порнографии, а мальчики, получившие фотки, обвинены в хранении." Интересно, кто тут пострадал от сексплуатации?

Сексуальные хищники из детского сада

Истерия опасна тем, что законы, изначально вроде бы разумные, под ее воздействием очень скоро сами собой превращаются в нечто совершенно невообразимое. Закон о реестре сексуальных хищников появился в США в 1995 году под впечатлением "дела Меган": 7-летней девочки, похищенной, изнасилованной и убитой соседом, который ранее был осужден за попытку изнасилования ребенка, вышел на свободу и поселился в доме напротив. Собрать сведения об опасных мерзавцах в единый реестр с целью предупреждения живущих по соседству — вроде бы затея оправданная. Однако, затем в реестр стали вносить также тех, кто не имеет с сексуальными маньяками ничего общего и вообще ни в каких насильственных действиях никогда даже не подозревался: вроде матери, разрешившей дочке проживать с парнем, и 12-летних любовников. А дальше пошло еще хуже. В статье, размещенной на сайте университете Вандербильта, читаем: "Когда законотворцы ужесточали законы, направленные на борьбу с сексуальным насилием, они вряд ли ожидали, что в конечном счете в публичный реестр сексуальных хищников станут зачислять 10-летних детей. Правоохранители никогда и предположить не могли, что они будут вынуждены уведомлять соседей, что поблизости живет 13-летний сексуальный хищник. Тем не менее, это реальность американской системы регистрации сексуальных преступников."

Педоистерия настолько туманит мозги, что под ее действием принимаются законы, лишенные всякой связи с реальностью и вообще со здравым смыслом. Убежденные, что прикосновение взрослого неминуемо калечит жизнь ребенка, законодатели своими вывихнутыми мозгами пришли к выводу, что и детские прикосновения столь же вредны и опасны. Результат: принятый в 2007 году в США "закон неприкосновенности", запрещающий школьникам разного пола, начиная с самых младших классов, трогать друг друга под страхом уголовно-полицейского преследования и занесения в реестр сексуальных хищников.

В новостной ленте национального парка Роки-Маунтин в марте 2008 года рассказывается, чем занимался на прошлой неделе городской совет Комитета по безопасности: "Одно из государственных должностных лиц поинтересовалось в среду утром: должен ли полицейский спецназ опускаться до школьников, целующихся в школе? Большая часть дискуссий в среду относилась к сексуальным домогательствам. Среди приведенных примеров, упомянутых в среду, было направление в социальную службу двух 5-летних, которые целовались. В другом случае 6-летний сказал 6-летней: "У тебя сексуальная попка". Случай с 6-летним санкций не вызвал, но он остается слишком травмирующим переживанием для детей и их родителей, чтобы быть направленным в социальную службу — сказала пресс-секретарь Бенилда Сэмюэлс." Вот о чем дискутируют серьезные дяди и тети: комплимент 6-летнего — случай, настолько травмирующий психику взрослых людей, что, может, сразу вызывать спецназ?

В не так уж и далекие пуританские времена, когда любые проявления сексуальности у взрослых изо всех сил подавлялись, гражданам, свихнувшимся на почве борьбы с развратом, похоть и порождаемые ею опасности мерещились повсюду. (Кстати, брачный возраст в самых пуританских странах до начала XX века составлял 12 лет, что с учетом акселерации соответствует 10 годам в наше дни. Но это так, к слову...) Когда страна свихнулась на педоистерии, секс и порождаемые им опасности стали мерещиться даже в детских играх. К примеру, дошкольники часто играют в доктора с раздеванием. Детские психологи относятся к таким играм совершенно спокойно, видя в них всего лишь исследовательский интерес, естественное анатомическое любопытство. В США это стало уголовным преступлением: "Родители пятилетней девочки, проживающие в Грант Каунти, штат Висконсин, требуют компенсации за сексуальное нападение первой степени 6-летнего мальчика на их дочь. Официальное обвинение? Игра мальчика с их дочерью в доктора." Уголовных дел, возбужденных по причине игр в доктора, в американской прессе описано множество. Посадить за решетку 6-летних сексуальных агрессоров, к счастью, невозможно, но в реестр хищников их занесут. Со всеми вытекающими последствиями.

Случаев полицеского преследования детей за контакты, в которых истерикам мерещатся сексуальные нападения, и зачисления несчастных в реестр сексуальных хищников в США полно. Здесь приведены десятки и сотни примеров, рассортированные по годам: начиная от 3-летних (!) секспреступников и кончая 18-летними. Прошу обратить внимание, что я цитирую вовсе не этот сайт, а вполне солидные нейтральные источники: в основном, сайты городских газет и новостные ленты. Так что не надо: "А Вы сами верите в подобную чепуху?!" Да, верю.

Догнать и перегнать Америку!

Был такой лозунг в 40-50 годы прошлого столетия в СССР. Но тогда шла речь о преодолении технического отставания. В XXI веке кинулись догонять в маразматических достижениях.

Да, по части педоистерии Россия от Америки отстала на несколько лет. Но это отставание успешно преодолевается. Самое главное уже достигнуто: педоистерия заразила мозги депутатов Госдумы, которым осталось лишь принять нужные законы. Что и делается. Н.А.Останина: "профессиональные психологи говорят - и мы запрашивали институт Сербского, - что независимо от возраста любой ребёнок в результате развратных сексуальных действий получает такой стресс, который приводит к нарушению психосексуального развития и, как правило, к суицидам. Мы считаем, что все преступления, которые совершаются в отношении детей, не достигших возраста восемнадцати лет, должны считаться особо опасными и для них не должно существовать срока давности." То есть, погладил парень 17-летнюю девушку с ее согласия (развратные сексуальные действия по определению являются ненасильственными, иначе другая, куда более строгая статья) — все, самоубийство. Как правило. Ну как может утверждать такое умственно здоровый, не больной истерией человек?

Было бы очень интересно узнать фамилии профессиональных прихологов, которые сообщили депутату Останиной эту инфу. Нет, психологов можно найти всяких, я даже подскажу одну фамилию: профессор М.Виноградов. Тот самый, который вопил в "Известиях": "Лучший способ вылечить педофила — отрезать ему голову". Вопрос, чего они стоят? Упоминание об институте Сербского, конечно, впечатляет. Вот только Лабораторией судебной психиатрии, которая и работает с педофилами, в нем руководит профессор А.А.Ткаченко. В интервью, опубликованном в "Известиях", он сообщил о своем отношении к шумихе вокруг педофилии: "По-моему, интенсивность обсуждения этой темы абсолютно не отвечает ее реальному месту в жизни общества." И намекнул, что лечить следовало бы тех, кто шумиху создает. Можно ли поверить, что после этого он согласился бы подписать бумагу с утверждением о неизбежном самоубийстве после развратных действий, пережитых в любом возрасте?

Еще яснее выражался Г.Б.Дерягин, также известный сексолог, и не просто сексолог, а судебный эксперт, в ту пору — профессор кафедры криминалистики Московского универститета МВД, знающий проблему педофилии по своей должности. В статье "Педофилия" он писал: "в последние два десятилетия в США, Англии, Бельгии, Австралии, в меньшинстве других стран, а сейчас уже и в России наблюдается своеобразный взрыв культурально обу­словленной истерии относительно проблем педофилии. Недавно даже появился термин «педоистерия». Ранние сексуальные опыты со взрослыми не всегда пагубны, мнение о травматичности таких опытов – миф."

Академик И.С.Кон, которого представлять не требуется: "Выборочные и клинические исследования, опирающиеся на нерепрезентативные выборки, часто преувеличивают отрицательные психологические последствия сексуального совращения в детстве. Статистический анализ данных семи важнейших и наиболее репрезентативных национальных исследований, проведенных в США, Великобритании, Канаде и Испании, показал, что большей частью такой опыт не оказывает долгосрочного вредного влияния на психическое здоровье и психосексуальное развитие ребенка." То есть, даже детям сексуальный опыт со взрослыми не так уж страшно вредит. Чего говорить про барышень на пороге совершеннолетия... Так кто: Дерягин или Кон ответили Останиной на ее запрос?

Если поверить бредовым утверждениям Останиной, то в выпускных классах школ должны сидеть одни парни, а их сверстницы — покоиться в могилах: ведь почти все из них к 18 годам расстаются с девственностью, а что касается поцелуев и петтинга, они начинаются еще раньше, и к моменту совершеннолетия нецелованные — большая редкость. В уголовном кодексе РФ нет определения разврата, но петтинг — уж точно развратные сексуальные действия. Как правило, влекущие суицид. Смешно рассуждать обо всем этом, но если вспомнить, где именно несла свой бред Останина, становится не до смеха. Она разглагольствовала таким образом у себя дома? Или ляпнула сгоряча на ток-шоу? Нет. Она с самым серьезным видом утверждала это под стенограмму, выступая в качестве основного докладчика от фракции КПРФ на пленарном заседании Госдумы 24.06.2009 при обсуждении поправок к ст.134 и 135 УК. И никто ведь не встал и не сказал: "Нина Александровна! Насчет суицида — это вы, право же, погорячились..."

Область секса интересна тем, что для принятия даже самых идиотских законов совершенно необязательно делать идиотами всех депутатов. Достаточно нескольких крикливых и лживых глоток. Остальные проголосуют как бараны. Нехорошо писать такое про народных избранников, но ведь есть неопровержимые факты. В середине 1998 года депутаты практически единогласно проголосовали за снижение возраста согласия с 16 до 14 лет. Через пять лет Госдума, на 2/3 состоящая из тех же самых депутатов, с таким же счетом проголосовала за поднятие его с 14 до 16 лет. Так дружно изменился за пять лет жизненный опыт вполне зрелых людей, составляющих основную массу депутатов? Появились сногсшибательные научные данные? Ничего не изменилось, ничего не появилось, только воплей и обвинений в потворстве педофилам стало больше. Подробности здесь.

Под действием набирающей обороты педоистерии и в полном соответствии с опытом США, и в России давно существующие законы стали вдруг применяться совершенно неожиданным образом: так, как составители Уголовного кодекса и помыслить не могли. Газета "Известия" рассказывает: "В Ярославском областном суде начинается слушание дела, которое правозащитники считают одним из самых абсурдных в уголовном праве последнего времени. 32-летнего Руслана Вахапова из Ярославской области, осужденного к семи годам строгого режима за то, что помочился в неположенном месте, называют жертвой кампании против педофилии. По версии обвинения, Вахапов не просто справил нужду, а совершил развратные действия в отношении несовершеннолетних (ч. 3 ст. 135 УК РФ).
Руслан Вахапов, водитель ярославской экологической компании, ехал мимо деревни Кузнечиха. Было два часа дня, кругом полно народа и ни одного туалета.
— Терпеть больше не было сил, я остановился, зашел в кусты — гляжу, вроде никого, — вспоминает сам Руслан. — Вдруг за спиной раздался смех, повернулся — сзади три девчонки стоят. Я тут же застегнул ширинку и пошел к пруду. Закончил, оборачиваюсь — а на меня мужик с кулаком несется.
Вахапов объяснил, что не мог больше терпеть и сам предложил вызвать полицию. Наряд прибыл вместе с сотрудниками ПНД, протокол об административном правонарушении составили на месте, девочек опросили. Две из них заявили, что видели «попу дяди», третья добавила, что, кажется, он писал."
Вот и все преступление. Против административного штрафа за отправление нужды в неположенном месте Вахапов не возражал и готов был заплатить его.

Было бы спокойнее на душе, если бы происшедшее можно было объяснить некомпетентностью либо корыстолюбием отдельно взятого судьи. Но областной суд оставил в силе этот приговор, лишь уменьшив срок с 7 до 5 с половиной лет. Строгого режима. Так что все куда хуже и тревожнее: не ошибка, а тенденция.

Описанная история — отнюдь не единственный пример правового маразма. "Комсомольская правда": "50-летнего Сергея Большакова обвиняют в развратных действиях только потому, что у него… порвались штаны. Судя по всему, у нас к традиционным несчастьям (коррупционеры, дураки и дороги) добавились еще одна беда – педофилы. С ними, как и с взяточниками-врачами-учителями, у новоявленной полиции началась непримиримая борьба, причем не на жизнь, а на смерть. Это стало модно. Еще бы, если раскрыть такое дельце в отдельно взятом регионе, то можно прогреметь на всю страну.
В начале октября Интернет взорвался от информации пресс-службы регионального следственного управления следственного комитета: в Калининграде задержан 50-летний педагог дополнительного образования, который подозревается в развратных действиях! А жертвами мужчины якобы стали две девочки 13 и 14 лет. Под следствием оказался известный в Калининграде талантливый педагог, Сергей Сергеевич Большаков, воспитавший сотни калининградских детей и преподавший им основы журналистики.
Вечером 17 сентября на первое занятие в школу журналистики Дворца творчества детей и молодежи на улицу Сергеева пришла старшая группа детей. Пять девочек, учащихся лицея №18 и средней школы №3, один старшеклассник, а также 30-летняя женщина, сотрудница калининградской турфирмы.
- У меня порвались штаны, вот в этой области, между ног. - сокрушается педагог. - Одна девочка рассказала об этом маме. Та позвонила директору и в полицию. Оттуда приехали, допросили."
Работа педагога, тренера, врача, массажиста уже сейчас напоминает хождение по минному полю. То ли еще будет...

До начала педоистерии никому из милицейских чинов в голову не пришло бы увидеть в подобных инцидентах половое преступление. В самом крайнем случае, уж если очень захотелось бы, с большой натяжкой могли пришить эксгибиционизм, для которого в статьях о половых преступлениях места не нашлось. Эксгибициониста, застигнутого на месте, чаще всего отпускали, попотчевав дубинкой, а если привлекали, то за что-нибудь вроде нарушения общественного порядка.

"Закон неприкосновенности", подобный штатовскому, у нас пока еще не принят. Ничего, суды обходятся и без него. "Сексуальные маньяки» из 2-го «А»" : "В Нижегородской области два второклассника, 8-и и 9-и лет, получили по 15 суток ареста за поступок, который был расценен правоохранительными органами, как «сексуальное насилие над сверстником». Со всей строгостью российского законодательства к малолетним правонарушителям, еще не достигшим возраста уголовной ответственности, отнесся Володарский районный суд. Он постановил изолировать детей на вышеуказанный срок в Центр временного содержания несовершеннолетних." Сексуальное насилие выразилось в том, что малолетние развратники спустили штаны и продемонстрировали задницы приятелю. Легко отделались... Вообще-то любая правовая ответственность наступает только когда субъекту преступления, то есть правонарушителю, исполнится 14 лет, но, конечно, в свете столь опасного деяния несоблюдение процессуальных норм сущие пустяки.

Год 2009-й

Итак, в июне 2009 г. Госдума приступила к рассмотрению президентского законопроекта: "О внесении изменений в УК и УПК РФ в целях усиления ответственности за преступления сексуального характера, совершенные в отношении несовершеннолетних." Наряду с предложением продиктованных самой жизнью поправок к ст.134 и 135, заменяющих тюрьму штрафом, в нем одновременно предлагалось значительно: с 4 до 7 лет ужесточить срок наказания за секс с теми, кому от 12 до 14 лет, и еще больше: до 15 лет — за секс с малолетками, которым не исполнилось 12. Соответствующую градацию с существенным увеличением тюремных сроков предлагалось также установить и по другим видам преступлений: за изнасилование (ст.131), за насильственные сексуальные действия (ст.132) и за развратные действия (ст.135). Кроме того, предусматривалось радикальное: до 10-20 лет увеличение сроков запрета на работу с детьми после отсидки.

Однако, еще раньше сурово настроенными депутатами был внесен в Госдуму законопроект № 136215-5, предлагавший гораздо более жесткое закручивание гаек — и притом никаких поблажек. Его сняли с рассмотрения, но все предусмотренные в нем ужесточения перетекли в поправки к президентскому законопроекту, большая часть из которых была принята. К счастью, была отклонена поправка неутомимой С.П.Горячевой, которая с начала века пытается запретить до 18-летнего возраста не только секс, но даже поцелуи, поскольку отделить их от развратных действий весьма затруднительно: "Мы предлагаем вообще поменять структуру статьи 134. ... ребёнком признаётся лицо, не достигшее возраста восемнадцати лет. Мы считаем, что правовой защите должны подлежать дети до восемнадцати лет, то есть предлагаем изменить возраст потерпевших с шестнадцати на восемнадцать лет по ненасильственным половым преступлениям. В статье 135 мы также предлагаем поднять порог половой защиты до восемнадцати лет и сделать ту же самую градацию." А ведь за поправку эту проголосовало 20,7% ...

В ходе обсуждения Груздев В.С., первый заместитель председателя Комитета по законодательству Госдумы, признал: "В достаточно полном отзыве Верховного Суда на данный законопроект (он на пяти страницах) в том числе есть ссылка и на ту практику, которая складывается у наших западных коллег. Правоприменительная практика и статистика по данному виду преступлений говорят о том, что напрямую количество преступлений от тяжести наказания не зависит." После чего заявил, что в данном случае, однако, без ужесточения наказания — никак, ибо педофилы совсем распоясались. Все выступавшие до и после оказались полностью с ним согласны. Да и какие могут быть смягчения, если всякое развратное действие, пережитое в любом возрасте, ведет, как правило, к самоубийству??

Один только В.В.Жириновский поинтересовался: "Какая-то статистика и анализ есть вот в других странах? При усилении уголовного наказания изменилась ситуация к лучшему, меньше стало подобного рода преступлений или всё осталось по-прежнему? Вы, когда готовили всё это, выясняли, зарубежная практика какой-то даёт позитив, усиление уголовной репрессии уменьшает количество подобных преступлений или всё остаётся по-прежнему?" Он же высказал мысль, вполне очевидную для всех, кроме наших законодателей: "Если повысить уровень уголовной репрессии... Прозвучала цифра "двадцать лет", это практически смертная казнь, потому что статистика показывает, что больше пятнадцати лет в наших тюрьмах никто просуществовать не может. Тогда убивать будут, раз вы говорите, что двадцать лет тюрьмы, да пошли вы к чёрту, он лучше тогда убьёт её или его, и никто не узнает, у нас количество нераскрытых убийств - десятки тысяч." Далее Жириновский принялся плести что-то насчет вышедшей далеко за пределы разума борьбы с сексуальными домогательствами в США, которая привела к невиданному размножению гомосексуалистов. Ему выключили микрофон, но про его разумные сомнения так никто и не вспомнил и ничего ему не ответил.

В конечном итоге все поправки на ужесточение наказаний, содержавшиеся в президентском законопроекте, были приняты, но самое главное предложение, ради чего он и затевался, — замена штрафом тюремного заключения за половое сношение и развратные действия с 14-15-летними — было отвергнуто. Единственная уступка, которую удалось вырвать у педоистериков, — это глупейшее примечание к ст.134: "Лицо, впервые совершившее преступление, предусмотренное частью первой настоящей статьи, освобождается судом от наказания, если будет установлено, что это лицо и совершенное им преступление перестали быть общественно опасными в связи со вступлением в брак с потерпевшим."

Сам по себе отказ от уголовного преследования в указанном случае глупостью не является, тем более, что Конституционный Суд РФ отметил несообразность в законодательстве: с одной стороны, в некоторых субъектах федерации местные власти имеют право дать разрешение на заключение брака до 16-летнего возраста, с другой стороны, после бракосочетания супруга следует посадить по ст.134. Нелепым является обоснование этого отказа. За что судят по ст.134? Вроде бы за страшный вред, моральный и физический, причиняемый половым сношением юному организму. Так что же, после получения печати в паспорте он сразу проходит? Хотя очевидно, что после вступления в брак парень с девушкой не прервут вредного занятия, совсем наоборот. Получается, что одно и то же действие с участием одних и тех же лиц до бракосочетания является вредным и общественно опасным, после — свою вредоносность и опасность моментально теряет.

Год 2012-й

В разумно устроенном государстве после принятия нового закона начинают присматриваться, что из этого получилось, собирать и анализировать статистику, для чего требуется хотя бы несколько лет. Иное дело, когда страна охвачена истерией. Закон об усилении ответственности за преступления сексуального характера был введен в действие с 1 января 2010 г., а 26 марта группа депутатов подает новый законопроект № 349188-5: опять же об усилении ответственности за те же самые преступления. Всего три месяца назад обсуждали и приняли закон, и уже ясно, что он никуда не годится.

Ничего нового в их законопроекте не предлагалось: лишь дальнейшее увеличение сроков заключения. Хотя (смотрим выше) "Правоприменительная практика и статистика по данному виду преступлений говорят о том, что напрямую количество преступлений от тяжести наказания не зависит". Плюс продолжение упорной борьбы со словом "заведомо".

Обсуждение тянулось более полутора лет и к самому концу 2011 года было доведено до третьего чтения. Однако, 12 июля 2011 года в Госдуму поступил во многом похожий президентский законопроект № 577813-5, который и был принят 7 февраля 2012 года, а депутатский снят с рассмотрения. В президентском законопроекте ужесточающих пунктов смогли придумать куда больше, ничего не пропустили: кроме такого же увеличения сроков, как у депутатов, предложили запретить условное наказание для виновных в половых преступлениях против лиц моложе 14 лет; условно-досрочное освобождение для них же — после отбытия четырех пятых срока, а не трех четвертей, потом еще добавили сроков за заражение несовершеннолетних венерическими заболеваниями и ВИЧ. Немало внимания было уделено "мерам медицинского характера" против педофилов, для чего потребовалось множество поправок и в Общую часть Уголовного кодекса, и в Уголовно-процессуальный кодекс, и в Уголовно-исполнительный кодекс. В конечно счете с помощью поправок депутатский законопроект полностью включили в президентский и приняли его единогласно.

В то время, когда готовился президентский законопроект, в СМИ сильно шумели на тему химической, а еще лучше — хирургической кастрации педофилов. Велико было искушение внести это в законопроект: ведь на носу выборы в парламент, надо напомнить о себе, изобразить кипучую деятельность проправительственной партии. Произвести на электорат впечатление работой над законами, скажем, в области экономики довольно затруднительно. Электорат ничего в них не поймет и вообще не заинтересуются. Другое дело — борьба за кастрацию педофилов, которыми уже запугали страну. Ярко, звонко, понятно. При этом обеспечена восторженная поддержка тех, кто вопит в Интернете: "Всех педофилов на кол!", "Кастрировать ржавыми ножницами!" и т.п.

Однако, когда запросили Государственный научный центр социальной и судебной психиатрии им. В.П.Сербского, его директор Зураб Кекелидзе заявил, что химическая кастрация педофилов может проводиться только на добровольной основе и только в этом случае она может дать какой-то положительный медицинский эффект. Уже упоминавшийся профессор Ткаченко А.А. добавил в интервью: "Это давным-давно известный способ лечения. По сути, прием лекарств, которые снижают уровень андрогенов. Метод применяется при патологически измененном влечении для снижения уровня сексуальной активности. Эти лекарства применяются и у нас - в тех случаях, когда преступнику назначается принудительное лечение. Но применять их, как и любое другое лекарство, можно только по показаниям. Назначить их может только врач-психиатр, а не суд и не законодатель." И таких психиатров по его мнению — единицы.

В результате вместо кастрации пришлось написать в законопроекте о каких-то туманных "мерах медицинского характера". Один из депутатов был ужасно недоволен. Беляков А.В.: "закон президентский в этом смысле оказался, к сожалению, беззубым. Сколько кричали СМИ о том, что это закон о химической кастрации! Простите, там нет ни одного слова об этом, там идёт речь о так называемых принудительных мерах медицинского характера. Но, извините, пятичасовой разговор извращенца с врачом-психиатром — это тоже мера медицинского характера, но это не химическая кастрация. Видимо, это вот педофильское лобби в действии, друзья мои, вы сейчас создаёте поблажки для маньяков-рецидивистов." После принятия закона шумиха в СМИ о кастрации быстро затихла.

Перечислять все принятые ужесточения в УК: когда "вилка" 10-15 лет заменяется на 12-20 и т.п. нет смысла, их много. Остановимся на новинках.
1. Из нескольких статей удалено "заведомо".
2. Не имеющее аналогов огромное ужесточение наказаний за неоднократность и рецицив.
3. Второе примечание к ст.134.
4. Примечание к ст.131
5. Введение признака половой зрелости в ст.134 и 135.

Ужесточение наказаний

Чтобы протолкнуть педоистерические законы, депутатов и все население постоянно запугивали страшными педофилами, которые убивают и насилуют детей. Но все принятые законы свелись к невиданному усилению кар за ненасильственные преступления. Потому как за насильственные половые преступления против детей усиливать наказания было попросту некуда. Еще в 1996 году при принятии нового УК за убийство, связанное с изнасилованием, было предусмотрено лишение свободы до 20 лет, пожизненное заключение либо смертная казнь — причем независимо от возраста жертвы. Ну и чего здесь можно придумать еще? За изнасилование малолетки (до 14 лет) либо за насильственные действия сексуального характера было установлено наказание от 8 до 15 лет. Тоже немало. Причем в необходимых случаях этот срок можно было увеличить.

Задачи уголовного законодательства: уменьшение количества и тяжести преступлений, а также исправление преступника. Это азбука. Ужесточение наказаний ни тому, ни другому не способствует, особенно когда дело касается сексуальных преступлений против детей — тут есть своя специфика. Можно подумать, будто насильник, прежде чем решиться на преступление, размышляет, глядя в уголовный кодекс: "Десять лет? Ничего, рискнем. Двадцать? Нет, это уже перебор, не пойду насиловать". Глупость это. Хрестоматийный пример. В Средние века воров подвергали жесточайшим казням на площадях при большом скоплении зрителей (мечта многих педоистериков). В то же самое время другие воры шныряли в толпе и срезали кошельки. Все, кто учился на юрфаке, могут вспомнить массу аналогичных примеров, которыми их потчевали на лекциях.

Если грозящий срок так уж влияет на поведение преступника, если страх перед дополнительным наказанием должен удерживать преступника от жестокости — основная идея сторонников карательного подхода — то формулировки статей за изнасилования и насильственные сексуальные действия, содержавшиеся в УК от 1996 года, не надо было трогать. Бывают изнасилования зверские, после которых требуются сложные операции, но ведь бывают и такие, что следствию и суду лишь с большим трудом удается установить, имело ли место применение силы вообще. 8-10 лет за такое изнасилование — родственником или соседом, без похищения, в форме мягкого принуждения — вроде бы вполне достаточно. В случае увода или увоза ребенка, которое сильно пугает и травмирует его психику, ничто не препятствовало к 15 годам добавить еще от 6 до 12 лет за похищение. Кроме того, Верховный суд не только разрешал, но и прямо предписывал в Постановлении Пленума Верховного суда РФ от 15 июня 2004 г. N 11 увеличение срока в случае причинения вреда здоровью. Что важнее: утолить жажду мести или по возможности уменьшить тяжесть преступлений? Если же пойти на поводу у педоистериков, которые требуют за изнасилование ребенка единственного наказания — пожизненного заключения, то у преступника не будет никаких стимулов удерживаться и от зверств, и от последующего убийства.

Сообразить все это совсем несложно, а для профессора Е.Б.Мизулиной, самой оголтелой сторонницей жесточайших кар, должно быть полностью очевидно. Но в соревновании госдумовских фракций за увеличение сроков депутаты меньше всего были озабочены интересами детей. Их усердие было нацелено на борьбу с конкурентами и на завоевание симпатий у той части населения, которую они сами же довели до педоистерии и неспособности здраво соображать.

Вот она, битва в Госдуме, самая малая часть ее. Мизулина Е.Б. поносит конкурентов в борьбе с педофилией: "Сегодня день защиты детей. От кого надо защищать наших детей? "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ" считает, что прежде всего от тех политиков, которые выстраивают свою политику на эксплуатации человеческих пороков, на унижении и оскорблении своих оппонентов, от тех политиков, кто левые и правые дела делает, а праведные — нет, от тех, для кого ложь и фальсификация — норма, а честность и правдивость — от лукавого. Недавно коммунисты стали усиленно распространять информацию о голосовании в Государственной Думе по законопроекту № 215694-5, назвав его антипедофильским. Господа коммунисты, поизносились вы, видимо, от долгого пребывания в политике, о чём предупреждал ваш однопартиец Троцкий! "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ" обращается к избирателям и заявляет: ничто в политике коммунистов не изменилось, фальсификация фактов — по-прежнему политический стиль КПРФ, и это небезобидно, потому что в очередной раз фальсификаторство коммунистов создаёт условия, препятствующие преломлению негативных тенденций в сфере защиты детей от сексуального насилия. Ибо вы сознательно скрываете правду и запутываете людей... (Микрофон отключён.)"

Если 20-летний срок и пожизненное заключение эффективно удерживают от преступления, почему бы не взяться за переделку всего Уголовного кодекса? И начать с коррупции — самой главной опасности, грозящей не одним только детям, а всей России? Да потому что население и сами депутаты в этом вопросе не зомбированы и не потеряли возможности соображать. Вот если бы с помощью истерической компании в СМИ и главным образом в телевизоре удалось внушить (помечтаем) образ коррупционера-врага народа, как в 1937-м, в Госдуме началось бы точно такое же соревнование фракций за увеличение им сроков до пожизненного включительно.

Все юристы твердят: для предотвращения преступлений важна не жестокость, а неотвратимость наказания. Половым преступлениям против детей присуща очень высокая латентность. С увеличением сроков наказаний латентность только увеличится, соответственно увеличится надежда преступника уйти от наказания. Специфика половых преступлений в отношении малолетних заключается в том, что они в подавляющем большинстве случаев совершаются не маньяками, подкарауливающими детей на улице, а родственниками или хорошо знакомыми людьми. Классики сексологии У. Мастерс, В. Джонсон, Р. Колодни писали: "Вопреки широко распространенному представлению о педофиле как незнакомце, слоняющемся вокруг школ и игровых площадок с кульком конфет, лишь в 10,3% случаев педофил оказывается человеком, совершенно незнакомым ребенку."1

Дедушка или дядюшка совершили развратные действия либо не особо жуткое половое сношение с ребенком: добровольное, без применения силы. Несколько лет назад родители призвали бы их к ответу, но в наши дни возбуждение уголовного дела против них означает, фактически, смертный приговор. И сердца многих под давлением плачущей родни дрогнут. Результат: вместо наказания, пусть относительно небольшого, пусть меньшего, чем хотелось бы истерически настроенным гражданам, — вообще ничего.

Приходит ребенок в гости к родственнику или соседу. Сначала разговоры, невинные ласки, которые затем приобретают сексуальный оттенок. Четыре года назад это квалифицировалось бы по ст.135 как развратные действия и грозило небольшим наказанием. Распутный сосед, спохватившись, вполне мог на том остановиться. В наши дни то же самое стало называться насильственными действиями сексуального характера, и если ребенку меньше 14 лет, оцениваться в 12-20 лет отсидки: ровно столько же, сколько за изнасилование. Теперь ребенка может спасти от изнасилования распалившимся соседом лишь остатки совести у него, отнюдь не страх наказания: все равно 12-20 лет уже заработал, так чего теперь бояться? А если ввести пожизненное заключение... Вы на что толкаете преступников, господа педоистерики?

"Заведомо"

Словосочетание "заведомо не достигших 16-летнего возраста" с самого начала сильно раздражало думских педоистериков, доказывавших, что оно дает возможность с помощью ловкого адвоката улизнуть от ответственности. Требуя изъять "заведомо" из формулировок законов, депутаты, прежде всего Мизулина, которая протестовала против него громче всех и чаще всех, почему-то не рассматривали другого способа борьбы с ловкими адвокатами: повышения качества следствия. Работники судов и правоохранительных органов в публичных выступлениях и популярных статьях любят утверждать, что самое главное в их деятельности — это не допустить осуждения невиновного: пусть лучше десять виновных уйдут от ответственности, чем пострадает один невиновный. У профессора юридических наук другой подход: лучше посадить десяток невиновных, чем допустить, чтобы хоть один виновный ускользнул.

На попытки изъять "заведомо" протестовал в своем отзыве на законопроект Верховный Суд. Там прекрасно понимали то, что до сих пор так и не смогли понять наиболее агрессивно настроенные педоистерики Мизулина, Горячева и Останина, доктор и два кандидата юридических наук: есть в формулировке закона "заведомо" или нет, все равно суду никуда не уйти от выяснения вопроса: знал подсудимый о возрасте жертвы или не знал. Иначе получается объективное вменение, прямо запрещенное п.2 ст.5 УК РФ. Обвинительный приговор возможен только при наличии вины. Если подсудимый не знал о возрасте жертвы, вины на нем нет.

Горячева С.П. на заседании Госдумы трубила о достигнутом успехе и вместо юридических доводов давила на психику, при этом, выбирая самый крайний пример, старалась выставить оппонентов дураками: "из норм о насильственных половых преступлениях понятие заведомости убирается совершенно обоснованно, но почему-то сохраняется для ненасильственных половых преступлений, и в отношении малолетнего ребёнка следователю нужно будет доказывать, знал ли насильник о том, что возраст ребёнка, допустим, всего один год. Ну до чего же мы дойдём с такими нормами, подумайте сами!" То есть, признак заведомости необходимо убрать только потому, что в некоторых случаях следователю придется доказывать очевидное. Ну и аргументация! Ах, какой тяжкий труд для следователя написать в постановлении, что годовалого ребенка никак нельзя принять за 14-летнего и это не нуждается в доказательствах!

Напрасно радовалась Горячева изъятию "заведомо" из норм о насильственных половых преступлениях, ибо Пленум Верховного Суда разъяснил: "14. Применяя закон об уголовной ответственности за совершение изнасилования или насильственных действий сексуального характера в отношении несовершеннолетних либо лиц, не достигших четырнадцатилетнего возраста, судам следует исходить из того, что квалификация преступлений по этим признакам возможна лишь в случаях, когда виновное лицо знало или допускало, что потерпевшим является лицо, не достигшее соответственно восемнадцати либо четырнадцати лет. Что в лоб, что по лбу: есть "заведомо" в формулировке закона или нет его, все равно обвинению надо доказывать, что преступник знал или должен был знать возраст жертвы. Не иначе как педофильское лобби: не только в правительстве, но и в Верховном Суде.

До конца 2009 года, когда были приняты ужесточающие поправки в УК, за половое сношение и развратные действия с лицом, не достигшим 16-летия, устанавливались одинаковые сроки, незвисимо от возраста жертвы. Однако, согласно разъяснению Пленума Верховного Суда, половое сношение, даже самое добровольное, с лицом, находящимся в беспомощном состоянии, полагалось квалифицировать как изнасилование. А ребенок — он и есть лицо в беспомощном состоянии. Судебная практика еще со времен социализма считала границей беспомощности 12 лет.

Педоистериков все это не устраивало потому, что беспомощность надо было каждый раз доказывать, иногда с помощью экспертизы. Они, глядя в строну США, где в некоторых штатах половое сношение даже с 17-летними автоматически считалось изнасилованием, возмущались: какая экспертиза? Чего тут доказывать? По закону, принятому в 2009 году, несовершеннолетних разделили на группы: до 16 лет, до 14 и до 12 и установили сроки наказания за добровольное половое сношение для каждой группы отдельно. В частности, за секс с детьми до 12 лет полагалось от 8 до 15 лет — сколько же, сколько за изнасилование, хотя нельзя спорить, что добровольное сношение, как бы ужасно оно ни было, все же менее травматично, чем изнасилование, и одинаковое наказание за то и другое явно противоречит конституционному принципу справедливости и соразмерности наказания.

В результате этот вид преступления из ст.134 изъяли и перенесли в ст.131 — об изнасиловании, причем не напрямую, а тем, что к прежнему определению изнасилования: "половое сношение с применением насилия или с угрозой его применения к потерпевшей" приписали "либо с использованием беспомощного состояния потерпевшей" и тут же в примечании добавили, что всякое лицо, не достигшее 12-летнего возраста, находится в беспомощном состоянии, так что никаких экспертиз теперь проводить не нужно.

Неоднократность и рецидив

Под неоднократностью преступления разумеется совершение двух или более преступлений, предусмотренных одной и той же статьей либо частью статьи УК. В конце 2003 года признак неоднократности был исключён из большинства составов преступлений, а ст.16 УК РФ, где о ней говорилось, утратила силу. Но и раньше, когда неоднократность во всех случаях считалась отягчающим обстоятельством, и теперь, когда она осталось лишь в некоторых статьях, наказание она повышала и повышает лишь незначительно, во всяком случае, не в разы. Оно и понятно. Ведь цель наказания — исправление преступника, и нельзя сказать, что вор, совершивший две кражи, сильно страшнее того, кто украл один раз.

Странное исключение из всего УК — ст.134 и 135. Если половое сношение с лицом, не достигшим 16-летнего возраста и половой зрелости, наказывается обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо ограничением свободы на срок до четырех лет, либо принудительными работами на срок до четырех лет, либо лишением свободы на срок до четырех лет, то за такое же деяние в отношении двух или более лиц минимальный срок 8 лет, а максимальный — 15! По ст.135 сроки чуть поменьше, но тоже немаленькие: от 3 до 8 лет. То есть парень, который склонил к сексу сначала одну неполовозрелую девушку, а потом через год другую — опасное чудовище по сравнению с тем, кто сделал это только один раз, и для его исправления нужен срок, в четыре раза больший — столько, сколько дают за убийство с отягчающими обстоятельствами. Очевидно, что педоистерикам удалось протащить здесь свою страшилку насчет неизлечимости педофилов: если секс был только с одной, то может, он еще и не педофил, может, у них любовь была, но если две — педофил точно.

Еще явственнее педофилская страшилка просматривается в тех пунктах ст.134 и 135, где говорится о рецидиве, то есть, совершении преступления лицом, уже имеющим судимость. Ст.18 УК РФ различает: просто рецидив, опасный рецидив и особо опасный редицив. Деяние признается особо опасным рецидивом, если совершивший его отсидел два срока за тяжкие и особо тяжкие преступления. Но даже при особо опасном рецидиве преступник дополнительного срока за содеянное не получает: с учетом его прежних подвигов закон лишь устанавливает для него нижнюю границу наказания: не менее трех четвертей от максимального срока, полагающегося за это преступление.

П.6 ст.134 — нечто уникальное во всем УК РФ. Лицо, ранее осужденное за любое половое преступление против несовершеннолетнего (т.е. до 18 лет), после выхода из тюрьмы и совершения добровольного полового сношения с малолеткой (до 14 лет) должен получить вместо полагающихся по этой статье 3-10 от 15 до 20 лет, либо пожизненное, хотя во всех других случаях даже самый матерый особо опасный рецивист не осуждается на срок больше максимального, положенного по той части статьи, по которой его судят! То же самое по п.5 ст.135, только сроки немного поменьше. Надеюсь, что эти пункты, явно противоречащие ст.18 УК, дождутся Конституционного Суда, который их отменит. Особенно после того, как выяснится, что среди совершивших половые преступления против несовершеннолетних неисправимых педофилов — ничтожное количество. А это призойдет очень скоро.

Пара слов о втором, чисто декоративном примечании к ст.134: "В случае, если разница в возрасте между потерпевшей (потерпевшим) и подсудимым (подсудимой) составляет менее четырех лет, к последнему не применяется наказание в виде лишения свободы за совершенное деяние, предусмотренное частью первой настоящей статьи или частью первой статьи 135 настоящего Кодекса." Во-первых, судья и без этого примечания совсем не обязан приговаривать к лишению свободы: в его распоряжении есть и обязательные, и принудительные работы, и ограничение свободы. Во-вторых, нельзя применять лишение свободы, но все остальное, включая ограничение той же самой свободы, то есть браслет на ноге на четыре года — вполне допустимо. В-третьих, примечание охватывает очень узкий диапазон возрастов: 18-15 лет. Если у подсудимого и потерпевшей 19-15 либо 18-14 лет, то уже надо считать месяцы: кто в каком родился. Критикующие ст.134 чаще всего приводят пример: ему 18, ей 15 — это самое обычное дело, а его в тюрьму?! Примечанием постарались заткнуть им рты.

Извращенная статья УК и примечание

Педоистерия влияет на мозги не только депутатов, которые под ее действием принимают жесточайшие законы, но и на мозги правоприменителей, которые начинают извращать уже действующие статьи. Ст.132 УК о насильственных действиях сексуального характера была задумана как женский аналог статьи об изнасиловании, по которой преступником может быть только мужчина, а жертвой — только женщина. Женщины, хоть и очень редко, тоже насилуют мужчин: "32-летний Виктор Ясинский ворвался в салон красоты с требованием отдать ему всю выручку. Однако владелица парикмахерской Ольга Заяц оказалась не из робкого десятка. Вдобавок ко всему у нее был черный пояс по карате, что помогло ей вырубить грабителя ударом в солнечное сплетение. После этого женщина три дня поила обидчика виагрой и все это время насиловала." Бывали случаи, когда женщины-заключенные совершали сексуальные нападения на зазевавшихся конвоиров. Насилие встречается у лесбиянок, особенно в местах лишения свободы. До 1997 года все это оставалась безнаказанным, потому как не было подходящей статьи. Привлечь к ответственности можно было разве что за причинение вреда здоровью.

Потому и пришлось ввести в УК, принятый в 1996 году, новую статью, аналогичную по структуре и срокам ст.131. Напишите в ст.132 вместо "насильственные действия сексуального характера" "изнасилование" — и получим в точности ст.131. То есть, ст.132 предусматривает наказание за самые тяжкие виды насильственных сексуальных действий, сравнимых по тяжести с изнасилованием. У лесбиянок насильственные действия зачастую мало отличаются от изнасилования: разница лишь в том, что мужчины используют естественное "орудие", а женщины — всякого рода подручные фаллоимитаторы. Но в отличие от изнасилования, использованное в ст.132 выражение — крайне туманное, чем творчески воспользовались поддавшиеся педоистерии следователи и судьи. Осторожно погладил ребенка с целью получения сексуального удовлетворения — это действие? Действие. Если ребенок не давал на него своего согласия — значит, насильственное? Насильственное. Получите от 12 до 20 лет строгого режима.

У многих на слуху дело А.Рябова. 64-летнему преподавателю музыки было предъявлено обвинение в 53 эпизодах насильственных сексуальных действий. Преступление заключалось в том, что, поправляя посадку за фортепиано, учитель прикасался к своей ученице. По ст.132 ему грозило от 12 до 20 лет. К счастью, присяжные его оправдали по всем пунктам обвинения, но до самого вынесения вердикта ни он сам, ни его адвокаты ни в чем не были уверены. Помогла мамаша "потерпевшей". Рябов отказался заниматься с девочкой, мамаша, юрист, сначала пыталась его уломать, потом пригрозила посадить за педофилию. Все это всплыло на суде и подействовало на присяжных.

Вдумаемся. Учителя обвиняли в том, что он в учебном классе, где дверь со стеклянной вставкой, несколько раз легко, через одежду прикоснулся к ученице, так что она не обратила на это ни малейшего внимания: ведь после 53 уроков она ни разу она не пришла домой в слезах и с жалобой, что "он меня трогал". Если бы она хоть раз пожаловалась, мать не стала бы изо всех сил добиваться продолжения занятий с развратным педагогом. Или как? У девочки сексуальными прикосновениями настолько изломана психика, что 12 лет тюрьмы виновному — мало, а мать в течение целого года никаких изменений в своей дочке не заметила...

Учителю музыки в конечном счете повезло. Учителю рисования — нет. "В Свердловской области вынесен приговор 44-летнему преподавателю из Екатеринбурга, который совершил несколько десятков изнасилований детей. Педагог Валерий Метиславович Теснажевский проведет 13 лет в колонии строгого режима, сообщает официальный сайт СК РФ." — вопили журналюги, прикормленные Следственным комитетом. Где же совершил педагог 34 изнасилования пяти девочек от 9 до 13 лет? Затаскивал их в машину и вез в лес? Заманивал к себе домой? Нет, их всех он изнасиловал во время уроков в изостудии: в присутствии других учеников и их родителей. "На допросе мужчина признался, что приставал к 9-летней ученице: гладил ее по груди и половым органам…" То есть, легкое поглаживание приравнено к тягчайшему преступлению — изнасилованию. Отметим факты: "изнасилования" происходили в период с февраля по март. Это значит, что девочки приходили на уроки не в летних сарафанах, а в теплой одежде, через которую он их и гладил. Поскольку ему вменили 34 эпизода в отношении пяти девочек, значит, каждую из них он изнасиловал, в среднем, по 7 раз — а они, жестоко травмированные, спокойно, не жалуясь родителям, продолжали ходить на занятия, которые, в отличие от школы, вовсе не были обязательными.

Как видно из дела Рябова, "широкая" трактовка ст.132 — в том смысле, что любое прикосновение к ребенку следует считать насильственными действиями сексуального характера — в суде проходила не всегда. Присяжные в некоторых случаях могли заупрямиться. Чтобы избавиться от подобных проколов в будущем, в ст.131 (изнасилование) был введено хитрое, внешне незаметное примечание: "К преступлениям, предусмотренным пунктом "б" части четвертой настоящей статьи, а также пунктом "б" части четвертой статьи 132 настоящего Кодекса, относятся также деяния, подпадающие под признаки преступлений, предусмотренных частями третьей - пятой статьи 134 и частями второй - четвертой статьи 135 настоящего Кодекса, совершенные в отношении лица, не достигшего двенадцатилетнего возраста, поскольку такое лицо в силу возраста находится в беспомощном состоянии, то есть не может понимать характер и значение совершаемых с ним действий."

Первая часть этого примечания, касающаяся ст.134, ничего существенно нового не содержит. Еще в СССР квалифицировалось как изнасилование половое сношение вроде бы добровольное, но с лицом в беспомощном состоянии или не осознающем характера совершаемых действий. После введения в действие в 1997 г. УК РФ Пленум Верховного Суда это подтвердил. В соответствии с судебной практикой малолетки считались беспомощными в возрасте ниже 12 лет. Разница лишь в том, что до принятия примечания беспомощное состояние устанавливалось экспертизой, а после его принятия для возбуждения дела по изнасилованию стало достаточным справки о возрасте потерпевшей.

Новое и важное в примечании — это незаметное упоминание ст.135. Считать всякое половое сношение с ребенком изнасилованием — в этом еще можно усмотреть какой-то смысл: при условии подтверждения экспертизой беспомощного состояния жертвы. Профессор Г.Б.Дерягин в своем блоге вспоминает, что ему как эксперту довелось участвовать в судебном процессе по обвинению в изнасиловании, где "жертвами" были 11-летние девочки, которые сами, без сутенеров занимались проституцией, сами искали клиентов и обсуждали это между собой. Такие вот беспомощные создания, не осознающие характера совершаемых действий... Но приравнять к изнасилованию развратные действия — это уже ни в какие ворота. Особенно если учесть судебную практику, которая развратными действиями считает и "пописал в кустах", и нечаянную демонстрацию прорехи в штанах. "Подсудимый в присутствии детей пописал в кустах либо появился перед ними в рваных брюках, тем самым совершив изнасилование" — глупее не придумать, но ведь именно это придется писать в приговорах, если точно следовать примечанию к ст.131.

Пленум Верховного Суда давно и подробно, во всех нюансах разъяснил, что считать и что не считать изнасилованием, когда оно начинается и когда заканчивается, чем отличается от прочих сексуальных действий и т.п. Изнасилование есть введение полового члена во влагалище с применением физической силы, угрозы или беспомощного состояния. Педоистерики наплевали как на все эти разъяснения, так и на многолетнюю судебную практику. Для чего же им потребовалось это нелепое примечание? Да чтобы ни один судимый учитель не мог впредь ускользнуть от свирепого наказания.

Одно дело, если перед присяжными при рассмотрении дел, подобных делу Теснажевского, поставить вопрос: "Совершил ли подсудимый насильственные сексуальные действия в отношении потерпевшей?" У них могут возникнуть вредные мысли: насильственные? он что — одной рукой держал ее, а другой лапал? во время урока? в присутствии других учеников? разве она не могла протестовать, отодвинуться, встать и отойти в сторону? если же она ни того, ни другого не делала, то где здесь насилие? и если она после применения к ней насилия продолжала ходить на уроки, зная, что ее опять и опять будут насиловать, то, может, сексуальные действия следует считать все же не насильственными, а производимыми с согласия жертвы?

Совсем другое дело, если перед присяжными поставить иной вопрос: "Совершал ли подсудимый развратные действия в отношении потерпевшей?" И разъяснить, что развратные действия часто не встречают никакого сопротивления. Что потерпевшая нередко продолжает впоолне добровольно приходить к развратнику. Что развратными действиями можно считать любое прикосновение с целью получения сексуального удовлетворения. Куда деваться присяжным: ведь действительно прикасался... А потому они с чистой совестью ответят: "Да, совершал" — и капкан захлопнулся. Судья, даже если его душа протестует против неоправданно жестого приговора, вынужден применить примечание к ст.131 и отправить подсудимого на строгий режим минимум на 12 лет.

По Сети ходит фотография, на которой В.В.Путин целует 6-летнего мальчика в живот, задрав на нем футболку. Во времена моей молодости этот поцелуй вызвал бы только добродушную усмешку. Никому и в голову бы не пришло видеть в нем что-то недозволенное, тем более преступное. Теперь иначе. Уж если суды признают развратными действиями прикосновение к ребенку через одежду или появление на детях в штанах с незамеченной прорехой, то поцелуй незнакомого мальчика в голый живот — развратное действие вне всякого сомнения. Далее применяем примечание к ст.131 и получается, что наш президент, изнасиловал ребенка — как писал суд и журналюги про учителя, совершившего подобное деяние — и тем самым заслужил от 12 до 20 лет строгого режима. На его счастье законы, ужесточающие наказание, не имеют обратной силы. А то ведь у нас перед законом все равны...

Включив в ст.131 УК чудовищное по своей нелепости и тем самым очень опасное примечание, педоистерики не не достигнутом не успокоились и протащили в ст.30 Уголовно-процессуального кодекса поправку, в соответствии с которой начиная с января 2014 года дела, подобные вышеописанным, не подлежат рассмотрению с участием присяжных. Их должна рассматривать коллегия из трех судей. Все! Теперь уж точно ни один учителишка, тренер, врач — да кто угодно — выкрутиться с помощью присяжных не смогут. Оправдательных приговоров в наших судах практически не бывает и коллегия из трех судей сделает то же самое, что они привыкли делать поодиночке: перепишет в приговор обвинительное заключение. Часто в целях экономии времени это делается с помощью правой кнопки мыши.

Первоначально запрет рассмотрения судебных дел присяжными распространялся только на такие преступления как "Террористический акт" (ст.205), "Насильственный захват власти (ст.278), "Вооруженный мятеж" (ст.279) и т.п. Понять это можно: у террористов или мятежников есть деньги, боевики, отсюда — подкуп присяжных, угрозы. Видимо, развратники представляют не меньшую опасность для государства и системы судопроизводства...

А Верховный суд пока что трусливо молчит, хотя многоопытные юристы, заседающие в нем, не могут не видеть дикости существующего положения, когда за зверское изнасилование лица, не достигшего 14-летнего возраста, повлекшее смерть потерпевшей, и за легкое прикосновение через одежду к тому же самому лицу по закону полагается одинаковый срок: от 12 до 20 лет. Верховный суд не может отменить закон, как бы глуп он не был. Но право и обязанность Верховного суда — дать обязательное для всех судов разъяснение, что же такое "насильственные действия сексуального характера" — разъяснение, которое не позволило бы приравнивать легкое поглаживание, даже не замечаемое ребенком, к изнасилованию со смертельным исходом. Отмалчивается также Конституционный суд, не раз отменявший те или иные законы по причине несоразмерности наказания. Хотя о какой соразмерности может идти речь, если за умышленное убийство ребенка по ст.105 полагается срок меньший (от 8 до 20 лет), чем за прикосновение к нему через одежду во время урока (от 12 до 20 лет)?!

Не исключено впрочем, что высшие судебные инстанции выжидают, когда стихнет разгул педоистерии, рассуждая следующим образом: "Все обязательные разъяснения, все отмены или изменения законов, ведущие к смягчению наказания, имеют обратную силу. Пусть жестоко осужденные посидят пока. Когда выпустим разъяснения, что-то изменим в законах, им всем автоматически сроки урежут".

И что опаснее всего, складывается практика, позволяющая надолго упрятать за решетку практически любого мужчину, поскольку показаниям ребенка следствие и суд безоговорочно верят. А ведь ребенок скажет все, что захочет его мать и вообще любой спрашивающий. И.С.Кон описывал эксперимент: "В середине 1990-х годов, оправившись от террора консервативных средств массовой информации, уверявших, что дети якобы никогда не лгут, американские психологи вспомнили, что 3-5 - летние дети не всегда отличают фантазию от действительности и к тому же очень внушаемы. Если взрослый несколько раз задает ребенку один и тот же вопрос, ребенок начинает отвечать по подсказке. В одном из экспериментов в Корнеллском университете трехлетние дети подвергались медицинскому осмотру, врач их раздевал, но не трогал их половых органов. Все это фиксировала видеокамера. Но когда потом детей спрашивали, показывая половые органы на кукле, "А тут доктор тебя трогал?", 38 процентов детей ответили "да". Без куклы, при вопросе на "детском" языке, количество ложных ответов достигло 70 процентов."

Половая зрелость

Введение признака половой зрелости в ст.134 и 135 было удивительным и совершенно неожиданным на фоне истерии, царившей в Госдуме, имело огромное значение и являлось единственным научно, да ипросто логически оправданным. Его суть в том, что за половое сношение (ст.134) и развратные действия (ст.135) лицо, достигнувшее 18-летнего возраста, стало возможным призвать к уголовной ответственности лишь в том случае, когда жертве больше 14, но меньше 16 лет, и она не достигла половой зрелости, которая устанавливается медицинской экспертизой. Тем самым после 15 лет шараханий вернулись к УК РСФСР и в ст.134 появился смысл. Действительно, половое сношение с лицом, не достигшим половой зрелости, тем более роды могут нанести юному организму вред, а потому наказание является оправданным. Заодно решается проблема, которую в 2009 году решали очень кривым путем: освобождение от наказания после вступления в брак. В брак с несовершеннолетними чаще всего вступают по причине рождения ребенка. Но рождение ребенка свидетельствует о половой зрелости, что само собой снимает вопрос уголовного преследования.

Правда, при введении разумного изменения без глупостей все же не обошлось: понятие половой зрелости в УК ввели, а что это такое, не растолковали. После принятие закона эксперты схватились за головы: как проводить экспертизы, чем руководстводствоваться? В РСФСР существовали методические указания, но ведь то нормативный документ другого государства. К тому же появились новые методы исследования: гормональные, УЗИ, о которых в 60-е годы прошлого столетия, когда разрабатывалась методика, даже не слышали. И только в декабре 2012 года новые методические указания наконец-то были утверждены.

Процедура принятия поправки, о которой идет речь, выглядит в высшей степени загадочно. Здесь расписано прохождение президенского законопроекта № 577813-5. Кликнув мышью, скачиваем текст законопроекта к первому чтению, а также таблицы поправок ко второму чтению, рекомендованные Комитетом по законодательству к принятию и к отклонению. Нигде ни слова о половой зрелости! Скачиваем текст законопроекта к третьему, окончательному чтению. И в нем о половой зрелости тоже ничего нет. Откуда же она взялась? Предложение о дополнении ст.134 и 135 признаком половой зрелости оказалось спрятанным в "Таблице поправок, по которым не принято решений". То есть поправки были введены между заседаниями за спиной депутатов и вряд ли кто-то из них стал смотреть эту странную таблицу. Смотрим авторов поправок: группа депутатов и Мизулина(!) в самом верху списка. Смотрим стенограмму заседания, где законопроект был принят в третьем чтении. Поправки многих депутатов о еще большем ужесточении законов во время второго слушания были отклонены. В частности, Псковское областное Собрание депутатов требовало поднять возраст согласия до 18 лет, ряд членов Совета Федераций требовали пожизненного заключения за рецидив по ст.134 и мн.др. Уж они не оставили бы без внимания такое послабление педофилам, уж они уцепились бы за новые поистине революционные пункты! Однако, Мизулина усыпила их бдительность: "Фракция "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ" поддерживает президентский законопроект. Почему? В него почти полностью включён депутатский законопроект благодаря принятым поправкам согласительной комиссии. Принятие этого закона, уважаемые депутаты, ставит точку в истории семнадцатилетней борьбы депутатов четырёх Государственных Дум. С принятием этого закона правоприменители уже не могут ссылаться на то, что законодательство несовершенно." Далее Мизулина долго распространялась о том, что же нового вносит президентский законопроект — и опять ни единого слова о половой зрелости! В итоге законопроект стал законом при одном голосе против. Спустя год после принятия поправок, которые она сама же и инициировала, Мизулина вдруг вносит законопроект № 321231-6 об отмене этих самых поправок.

Ну и где еще, в каком парламенте можно найти такое: председатель профильного комитета предлагает поправку, а через несколько месяцев после ее принятия начинает жестоко критиковать собственную идею и добиваться отмены того, что сама же и предложила? А все дело в том, что доктор юридических наук Мизулина оказалась не в состоянии понять смысл простой фразы в тексте закона. Она собиралась запретить половую связь И с лицом, не достигшим 16-летнего возраста, И с лицом, не достигшим половой зрелости. Но грамотно расставить слова в предложении мозгов не хватило. Лишь потом, когда ей растолковали смысл уже принятого закона, она спохватилась и засуетилась.

Мизулина не устает ругать некое богатое педофильское лобби в правительстве, мешающее в принятии нужных законов, и даже обратилась за помощью к правоохранительным органам: "Председатель комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Елена Мизулина обратилась к министру внутренних дел Владимиру Колокольцеву и главе Следственного комитета Александру Бастрыкину с просьбой "помочь преодолеть лобби педофилов" Депутат подчеркивает, что педофильское лобби является "невидимым и богатым".". Телепрограмма "Свобода и справедливость" пригласила Мизулину в студию, "чтобы услышать конкретные фамилии, явки, пароли, но она не пришла."

Врет Мизулина насчет лобби. Или не понимает (сознательно перевирает) смысл употребляемого слова. Лоббирование — это обработка парламентариев, давление на них с целью принятия или отклонения законопроекта, нужного какой-то группе. Чем же тогда занимается богатое педофильское лобби, да еще в правительстве, если депутаты неизменно голосуют за мизулинские законопроекты единогласно? А ведь поколебать хотя бы часть из них этому лобби ничего не стоило бы — достаточно было бы разоблачить вранье думских педоистериков, которым они обосновывали необходимость принятия своих законов. Похоже, Мизулина называет педофильским лобби тех людей, которые, не потеряв способности здраво соображать, педоистерию не поддерживают.

Сексуальные услуги несовершеннолетних

Неизвестно, сколько бы пролежал в Госдуме мизулинский законопроект об отмене признака половой зрелости, но тут удачно подвернулся правительственный законопроект № 151664-6 об установлении ответственности за получение сексуальных услуг несовершеннолетнего. Правительство предложило запретить то, что запрещает законодательство многих стран: проституцию несовершеннолетних, надавив для этого на клиентов, пригрозив им карами: от штрафа до лишения свободы на срок до двух лет. При этом в примечании было разъяснено: "Под сексуальными услугами в настоящей статье понимается половое сношение, условием совершения которого является денежное вознаграждение несовершеннолетнему или третьему лицу" , то есть именно проституция: половое сношение за деньги.

Педоистерики радостно ухватились за вновь открывшиеся возможности запретитить не дающий им покоя секс 16-17-летних с более старшими партнерами. Для этого, во-первых, беспредельно расширили понятие сексуальных услуг, включив в них и мужеложство, и лесбиянство, и "иные действия сексуального характера", под которыми можно разуметь все, что угодно, в частности, поцелуи с объятиями. Во-вторых, записали: "денежное или любое другое вознаграждение", под которым опять же можно разуметь все, что угодно. В-третьих, штраф как чересчур легкое наказание решили не применять, а максимальный срок лишения свободы повысили с двух до четырех лет — как же без этого? Наконец, исключили из ст.134 и 135 ненавистный признак половой зрелости, хотя к первоначальному тексту и общей идее законопроекта он не имел ни малейшего отношения. Иными словами, в нарушение всех процедурных правил одновременно рассмотрели два разных законопроекта, не объявляя об этом.

Существует закон и существует судебная, более широко — правоприменительная практика. Как будет применяться на практике нововведения, пока непонятно: уж больно неоглядное поле возможностей открывает примечание к новой ст.240-1: "Под сексуальными услугами в настоящей статье понимаются половое сношение, мужеложство, лесбиянство или иные действия сексуального характера, условием совершения которых является денежное или любое другое вознаграждение несовершеннолетнего или третьего лица либо обещание вознаграждения несовершеннолетнему или третьему лицу.

Если суд станет внимательно разбираться с "условием совершения", то есть добиваться признания (и доказательств) в духе: "Если бы он не пообещал мне вознаграждения, я бы ему, конечно, не дала" — это одно, тогда все не так страшно: получится борьба именно с проституцией или полупроституцией, то есть, более или менее систематическим оказанием сексуальных услуг разным лицам. Но если суд не станет вникать в причинно-следственные зависимости, а ограничится установлением фактов: сексуальная услуга была? вознаграждение было? — тогда совсем плохо. От 17-летних студенток парни, которые обычно немного постарше, будут вынуждены просто шарахаться. Подарил что-нибудь, сводил на концерт (любое другое вознаграждение), поцеловал-обнял-прижал (иное действие сексуального характера) — получите в лучшем случае обязательные работы, в худшем — лишение свободы.

С отменой ненавистного признака половой зрелости опять вернулись к прежнему... хотел написать "парадоксу", но нет, правильнее — идиотизму законодательства. Парню 17 лет, девушке — 14. Половые сношения между ними законом не запрещены. Через год ему 18, ей — 15. Все! С этого момента не только секс, но даже объятия (развратные действия) становятся уголовным преступлением. Ввиду страшного вреда, причиняемого юному организму, хотя год назад такого вреда, видимо, не было. Проходит еще год, ей исполняется 16, и с этого момента закон в их отношения, что бы они ни вытворяли, опять не вмешивается.

Вранье примитивное

Вся аргументация, которой во время слушаний в парламенте обосновывалась необходимость ужесточения наказания педофилам, есть вранье: когда примитивное, когда виртуозное. Примитивное вранье заключается в сообщении ложных, легко опровергаемых фактов. В чем пытались убедить выступавшие депутаты? Первое — что сексуальные преступления против детей совершают педофилы, второе — что у педофилов рецидивность близка к 100%. Если хотя бы одно из этих утвержений не соответствует истине, необходимость драконовских мер, особенно пожизненное заключение за рецидив и 15-20 лет за неоднократность, становится, мягко выражаясь, недостаточно обоснованной. А уж если оба...

Беляков А.В. на заседании Госдумы стращал депутатов: "главная проблема заключается именно в том, что у вышедших на свободу лиц, которым был поставлен медицинский диагноз "педофилия" (он ставится в России в медицинских экспертных учреждениях, как правило, это решение комиссии НИИ имени Сербского), независимо от того, сколько они отсидели — четырнадцать лет, пятнадцать или двадцать пять лет, — в течение первого же года нахождения на свободе, с вероятностью более 97 процентов, будет рецидив." Цифру 97% Беляков в трех выступлениях повторил четырежды, чтобы хорошенько вколотить ее в головы. Близкие цифры — 90-100% называли также Мизулина с Останиной.

Какие же молодцы наши депутаты! Знают то, что неизвестно профессорам из Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии имени В.П.Сербского, который и занимается педофилами. Введенский Г.Е., доктор медицинских наук, отвечает в интервью "Московскому комсомольцу":
"— Многие, в том числе врачи-психиатры, считают, что педофила могила исправит, поскольку процент рецидива просто зашкаливает.
— Ни у кого в нашей стране нет достаточного опыта, чтобы делать такие выводы."

Но может быть, Беляков получил свои 97% из зарубежного источника? Смотря из какого: из педоистерического — вполне возможно. Посмотрим, однако, научные данные. Для объективности выберем официальный источник, причем такой, который совершенно не заинтересован в занижении рецидивизма у педофилов. К примеру, на антитеррористическом сайте — можно не сомневаться — будут постоянно ссылаться главным образом на научные работы, преувеличивающие опасность этой угрозы, отнюдь не на те, которые ее занижают. В США есть CSOM — национальный центр, координирующий усилия по борьбе с сексуальными преступлениями, и очень трудно представить, что он склонен занижать масштабы преступлений в этой сфере, включая сексуальное злоупотребление детьми. На официальном сайте CSOM выложена глубокомысленная статья под названием "Рецидивизм сексуальных преступников" со ссылками на десятки научных исследований. В статье внимательно обсуждаются разные методики оценки сексуального рецидивизма, причем первоочередное внимание уделяется тому, как бы не преуменьшить размах этого явления. Итоговый вывод следующий: "Marshall and Barbaree (1990) в своем обзоре исследований обнаружили, что в зависимости от типа преступника рецидивизм варьирует:
По обвиненным в инцесте — от 4 до 10%,
По насильникам — от 7 до 35%,
По растлителям малолетних, когда жертвой является девочка, — от 10 до 29%,
По растлителям малолетних, когда жертвой является мальчик, — от 13 до 40%,
По эксгибиционистам — от 41 до 71%.

Замечу, что все эти цифры были получены до 1990 года, то есть до начала педоистерии, когда наказания за сексуальные преступления против детей были ничтожными в сравнении с настоящим временем. Так что относительный низкий процент рецидивизма по ним, вполне соответствующий средним цифрам по всем другим видам преступлений, никак нельзя считать заслугой педоистериков.

При обсуждении педоистерических законов депутаты постоянно называли лиц, совершивших преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних, педофилами, создавая тем самым иллюзию, что подобный преступления совершают именно и исключительно педофилы. А так как они неисправимы (97% рецидива), то сроки вплоть до пожизненного для всех, кто совершил подобные преступления, вполне обоснованы.

При обсуждении химической кастрации ст.196 УПК была дополнена условием обязательной психиатрической экспертизы на педофилию всех, кто совершил половые преступления против тех, кому меньше 14 лет. Закон был введен в действие с 1 марта 2012 года. И что же? Много ли среди обследованных с тех пор, оказалось педофилов? Обобщающих цифр Следственный комитет пока не опубликовал, но то, что выплыло наружу, грозит очень скоро всю эту педоистерию похоронить.

Посмотрите ролик, где руководитель отдела Следственного комитета г.Нижне-Вартовска дает интервью. Он сообщает, что начиная с 1 марта 2012 года, когда экспертиза на педофилию стала обязательной, и до момента интервью ни одного педофила не было обнаружено. На вопрос ведущего, кто же тогда насилует детей, четко отвечает: "Все преступления, которые мы расследовали, были совершены в состоянии алкогольного опьянения, причем не однодневного, а длительного запоя, когда человек перестает соображать".

Почти такая же картина на Камчатке — первого педофила выявили лишь через девять месяцев с начала экспертиз: "Заместителем прокурора края 25.12.2012 утверждено обвинительное заключение по уголовному делу по обвинению жителя ЗАТО г.Вилючинск, 1983 г.р., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных п.«б» ч.4 ст. 132, п.«б» ч.4 ст. 132, п.«б» ч.4 ст. 132 УК РФ. Впервые на Камчатке у обвиняемого выявлено расстройство сексуального предпочтения (педофилия), подтвержденное результатами экспертизы."

А в Пензе на обнаружение хотя бы одного педофила потребовалось уже больше года: "Пензенский областной суд приговорил в среду мужчину, страдающего педофилией и виновного в насильственных сексуальных действиях по отношению к малолетней девочке, к 11 годам лишения свободы, сообщила пресс-секретарь суда Наталья Быченкова. "Это первый в Пензенском областном суде приговор в отношении подсудимого, страдающего педофилией. Дело в том, что понятие "педофилия" введёно в уголовное законодательство Федеральным законом 29 февраля 2012 года, и до настоящего времени такое расстройство по ходатайству следователя экспертиза не устанавливала", — пояснила Быченкова." Настоящее время — это 5 июня 2013 года. Ходатайства следователя были, а педофилов все не было. Не иначе как лобби палки в колеса ставит.

Таким образом, вопреки лживым заверениям истерически настроенных депутатов, половые преступления против детей чаще всего совершают не педофилы, а пьяные дураки, и рецидивность по этому виду преступлений ничуть не выше, чем по всем другим преступлениями. Что совсем не удивительно. Две цитаты: И.С.Кон: "Общественное мнение убеждено в том, что все взрослые, которые насилуют и / или совращают детей, - сексуально больные люди, педофилы и / или психотики. На самом деле педофилы, которых влечет исключительно к детям, составляют среди них незначительное меньшинство." Уже упоминавшийся профессор Введенский Г.Е. сообщает в интервью: "Сексуальные контакты с детьми до 12 лет имеют ценность только для человека с нарушением развития. Если с нормальным человеком в силу стечения каких-то обстоятельств, например атипичного опьянения, такое случится, то это будет в первый и в последний раз. Он никогда не вернется к такой практике." То есть, пьяный дурак, отсидев свой срок, никогда больше не повторит содеянного. Каков же тогда смысл угроз пожизненного заключения за рецидив?

Слава российским психиатрам, которым профессиональная честь не позволила поддаться педоистерии! Пока, потому что на них будут давить. Профессора Г.Б.Дерягина, к примеру, уже уволили "за пропаганду педофилии". В США доказательством педофилии признают шевеление в штанах, улавливаемое чутким прибором плетизмографом при предъявлении эротических фоток подростков в возрасте до 17 лет. Школьнику (с его подростковой гиперсексуальностью), заподозренному в преступных наклонностях, например за нарушение "закона неприкосновенности", и уличенному прибором, назначают лечение: показывают фотку и в ответ на шевеление выдают в лицо порцию аммиака или бьют током.

Если бы наши психиатры взяли за основу показания плетизмографа, они смело могли бы причислить к педофилам почти всех, направлямых к ним на обследование, а заодно следователей, конвоиров и вообще большинство полицейских. А.А.Ткаченко сообщил: "В 1991 году чешские ученые обследовали 48 солдат. Им предъявляли фото детей обоего пола от 4 до 14 лет. У 40 из 48 возникло сексуальное возбуждение при рассматривании фото девочек-подростков, у 28 из 48 — на фото девочек в возрасте от 4 до 10 лет." Той же точки зрения придерживается его коллега из Научного центра им.Сербского Введенский Г.Е.: "Есть научные работы, показывающие, что примерно 40—47 процентов мужчин обнаруживают в той или иной степени сексуальное влечение к детям."

Таким образом, примерно половина мужчин обнаруживает сексуальное влечение к детям, тем не менее преступлений против них не совершает, а те, которые совершают, в подавляющем большинстве случаев педофилами на являются. Научные данные прямо противоречат тому, о чем вопят педоистерики, непонятно на чем основываясь.

Позиция экспертов имеет исключительно важное значение. Стоило руководителю научного центра им.Сербского дать твердый ответ — и популистская возня в Госдуме насчет кастрации педофилов прекратилась, а вслед за этим сошла на нет и шумиха в прессе. Если психиатры когда-нибудь решатся опубликовать накопленную статистику: сколько человек было подвергнуто экспертизе на педофилию и сколько из них было признано педофилами, и если подтвердятся уже имеющиеся данные, что педофилами признается очень малый процент из тех, кто совершил половые преступления против малолеток, это будет бомба. Думские стенограммы читать будет попросту противно, а все принятые антипедофильские законы потеряют даже малейшее логическое обоснование.

Вранье виртуозное

Это такое вранье, когда сообщают факты вроде бы верные, но так, что из них получается большая ложь. Основные приемы здесь: замалчивание неугодных фактов, крайне односторонее освещение вопроса и эквивокация — логическая ошибка или сознательный трюк: когда в одной и той же статье, в одной и той же речи в определенный термин исподтишка вкладывают то один, то другой смысл. Статью, содержающую крайне одностороннее освещение вопроса, в любой научной редакции немедленно отправляют в мусорное ведро, а на автора вешают ярлык никчемного человека. Историк, пойманный на подтасовке фактов и лжи, навсегда теряет свою репутацию. И только депутатам, от которых зависят судьбы тысяч людей, все нипочем.

Останина Н.А.: "Если верить статистике, согласно данным МВД, за последние семь лет в тридцать раз увеличилось количество преступлений на сексуальной почве против детей. Только за 2008 год девять тысяч детей были изнасилованы - ровно год, повторяю, лежал наш законопроект об ужесточении наказания за изнасилование, - две с половиной тысячи детей изуродованы, две тысячи детей убиты. Вообще, за последние десять лет в России изнасилованы сто тысяч детей, убиты двадцать тысяч детей." Как понимать пламенную речь депутата Останиной? За последние годы педофилы страшно — в 30 раз — расплодились, совершая по десять тысяч изнасилований и две тысячи убийств детей в год. В одном абзаце — три вранья: одно примитивное и два виртуозных.

Сначала вранье примитивное: насчет десяти тысяч ежегодно насилуемых детей. Это за 2008 год. Но Минх Г.В., полномочный представитель Президента Российской Федерации в Государственной Думе на том же самом заседании назвал совсем другую цифру: "за 2008 год, по статистическим данным, жертвами преступлений стали примерно сто двадцать шесть тысяч несовершеннолетних, из них одна тысяча девятьсот четырнадцать несовершеннолетних погибли, одна тысяча триста пострадали от сексуального насилия" Через два года число изнасилованных детей сократилось почти в полтора раза. Минх Г.В.: "Статистика за 2010 год, которая была подготовлена нами при разработке данной законодательной инициативы, следующая: совершено 961 изнасилование несовершеннолетних, при этом 384 случая, когда несовершеннолетние потерпевшие ещё не достигли четырнадцатилетнего возраста." У Мизулиной цифры, как водится, больше, но она валит в одну кучу не только насильственные, но и вообще все половые преступления: как против детей, так и против подростков: "91 процент всех осуждённых в 2010 году, а это более полутора тысяч человек, были осуждены за преступления в отношении детей четырнадцати, пятнадцати лет и только 9 процентов — за преступления в отношении детей младше четырнадцати лет." Напоминаю: все это после того, как сексуальная преступность в отношении детей скакнула в 30 раз.

В любом случае наглое вранье налицо. Одна называет десять тысяч изнасилованных за 2008 год, другой 1300. Изнасиловано десять тысяч, а осуждено по всем видам преступлений полторы тысячи. Или раскрывается меньше 10% ужасных преступлений, совершенных против детей, или Останиной с Мизулиной следовало бы договориться перед тем, как врать в Госдуме, нагоняя ужас на депутатов. И ведь не поправила Мизулина завравшуюся Останину... И не подаст Останина в отставку после того, как ее уличили в наглой лжи ссылками на главу Следственного комитета и на ее коллегу.

Насчет двух тысяч ежегодно убиваемых — тут похитрее. Две тысячи убитых несовершеннолетних в год — цифра более или менее правильная. Вот только за ней последовало замалчивание других фактов и в результате получилась виртуозная ложь. Обратимся к данным Генпрокуратуры, размещенным на их официальном сайте: "Анализ преступлений данной категории за 2005-2007 гг. показал, что более 60% убийств несовершеннолетних совершены на бытовой почве, в том числе в ходе конфликтов со сверстниками. Около 20% преступлений являются следствием разбойных нападений. Таким образом, 80% убийств несовершеннолетних совершены не на сексуальной почве и к страшным педофилам, как и вообще к насильникам, не имеют ни малейшего отношения. То есть, арифметика позволяет зачислить на их счет самое большее 20% из убитых несовершеннолетних. По данным Бастрыкина за 2012 год получается еще меньше, всего 13%: "Был зафиксирован 1241 случай сексуального насилия в отношении детей. При этом 160 детей погибли." Не забудем при этом, что по его статистике насильниками являются также и те, кто всего лишь потрогал ребенка. А если вспомнить, сколько сексуальных преступлений против детей совершается пьяными дураками, педофильские страшилки начинают выглядеть и вовсе сомнительными.

Для нагнетания ужаса педоистерики постоянно называют детьми всех, кому не исполнилось 18. И это звучит: изнасиловано десять тысяч детей! Убито две тысячи детей! И т.п. Однако, если взять статистику именно по детям, получаются совсем другие цифры. Помните бред Останиной о том, что развратные действия ведут, как правило, к самоубийству? Статистика это почему-то не подтверждает. Берем официальный статистический справочник: "Дети в России. 2009" Число сексуальных преступлений выросло в 30 раз, а число самоубийств детей до 14 лет уменьшилось:
2000 г. — 575, 2005 г. — 275, 2008 г. — 238
Число убийств имеет ту же тенденцию:
2000 г. — 582, 2005 г. — 371, 2008 г. — 2362
В статистике Генпрокуратуры нет разбивки по возрастам: какой процент детей до 14 лет и какой процент подростков от 15 до 17 лет гибнет на бытовой почве и от разбоя. Но если считать, что среди детей до 14 лет гибель обусловлена, в основном, теми же самыми причинами, что и среди подростков, если учесть, что убивают и насилуют детей главным образом алкоголики, а не педофилы, то количество детей, погибших от рук педофилов, уменьшается до двух-трех десятков в год и видеть в педофилии национальное бедствие нет никаких оснований. Конечно, гибель любого ребенка есть большая трагедия, но почему бы тогда не объявить священную войну с увеличением сроков заключения вплоть до пожизненного лихачам на дороге, где гибнет в год более тысячи детей3 до 14 лет?

Теперь насчет увеличения количества сексуальных преступлений против детей в 30 раз. Да, из милицейской статистики при желании можно сделать такой вывод. Более того, Останина имела полное арифметическое право провозгласить, что по ч.1 ст.134 и 135 количество преступлений выросло в бесконечное число раз. Не провозгласила, видимо, только потому, что ее виртуозное вранье стало бы чересчур явным. На самом деле никакого увеличения количества преступных действий не произошло. Ничего в отношениях подростков с более старшими партнерами заметно не изменилось. В данном случае замалчивается тот факт, что с 1 января 2004 года возраст согласия был поднят с 14 до 16 лет. Результат: то, что до этой даты не считалось преступлением, с начала 2004 года стало регистрироваться как преступление. Изменилось в 30 раз не количество преступлений, а всего лишь их регистрация.

В июне 2009 года Мизулина Е. Б. докладывала на заседании Госдумы: "Посмотрите данные Генеральной прокуратуры: 2001 год (я беру только 134-ю статью, мало времени) - сто семь дел, 2002 год - сто двадцать четыре дела, 2003... (Микрофон отключён.)". Доказывая необходимость ужесточения наказаний по ст.134, следовало бы сравнить количество именно этого вида преступлений, совершенных в 2001-2003 годах, с 2008 годом. И еще неизвестно был ли рост. Упоминавшийся статистический сборник, в редакции которого сидят компетентные люди, не подверженные истерии, потому как за пойманных педофилов они не получают ни чинов, ни премий, показывает за 2000-2008 годы четкую тенденцию к снижению убийств детей до 14 лет. Но даже если бы количество ненасильственных половых сношений с малолетками выросло со 124, скажем, до 150-200, оснований вопить о национальной катастрофе было бы явно маловато.

Поэтому Минх Г.В. применяет хитрый трюк: он объединяет в одну цифру половые сношения с детьми как моложе 14, так и старше 14 лет; к тому же если Мизулина говорила только о половом сношении, Минх запихивает в одну цифру все виды ненасильственных половых сношений, получая нечто ужасающее: "за 2008 год одна тысяча триста пострадали от сексуального насилия, пять тысяч двести тридцать три - от ненасильственных половых преступлений. Для того чтобы каким-то образом эту тенденцию сломать, вашему вниманию и предлагается целый ряд новелл."

Ненасильственных сексуальных контактов совершеннолетних с подростками 14-15 лет происходит довольно много, так как люди не склонны считать это преступлением, да и сами законодатели постоянно колеблются: с середины 1998 года до начала 2004-го — не преступление, потом преступление, но с марта 2012-го в подавляющем большинстве случаев опять не преступление. Делим цифру 5233 на прежние 124 — вот и получаем 30-кратное и более увеличение преступности, закрывая глаза на то, что все эти тысячи, которыми пугает Минх, в периоде, с которым он сравнивал, преступлением не считались. Если бы существовала раздельная статистика: количество развратных действий и добровольных половых сношений с лицами до 14 лет и после 14-ти, то получилось бы незначительное увеличение или уменьшения преступлений по ч.1 ст.134 и 135 (до 14 лет) и бесконечно большой рост по ч.2 тех же статей: сколько бы ни было этих преступлений в 2004 году и позже, деление на нуль дает бесконечность. С марта 2013 года неизбежно резкое снижение числа зарегистриванных ненасильственных половых преступлений. Педоистерики наверняка поставят это в заслугу законам, которые они приняли.

Эквивокация

Это коронный прием всех демагогов, шарлатанов и "желтых" журналюг. Иногда они не замечают своей логической ошибки, иногда используют сознательно. Опасность эквивокации в том, что она незаметно создает в мозгу ложные умственные связи, которые человеку, непривычному к работе головой, трудно заметить и еще труднее от них отделаться. Посмотрим, как эквивокация работает в педоистерии.

Для начала в термин "педофил" вкладывают медицинский смысл: что это психическое заболевание, от которого очень трудно вылечиться. Затем педофилами назойливо начинают называть тех, кто насилует и убивает детей. Да, некоторые из убийц являются педофилами, но в целом педофилам это совсем не свойственно. Ткаченко А.А.: "для истинных педофилов жестокие действия совершенно не характерны. Те жуткие случаи, которые становятся широко известными, может быть, и педофилией вовсе не являются. Здесь речь скорее должна идти не о педофилах, а о садистах - лицах с агрессивно-садистическими тенденциями. Для них объект, его пол и возраст не важны. Важна сама по себе безоглядная власть над жертвой, важно причинение страданий, от которых преступник получает удовольствие. Но это совсем другая история. Видеть в каждом педофиле потенциального убийцу неправомерно." Введенский Г.Е.:"Чем меньше возраст ребенка, тем менее вероятно желание сексуальных контактов с ним. Бывают случаи, когда жертве преступления 2—3 года, но это, как правило, не педофилия." Вот только профессоров-психиатров читают очень редко, а "желтую прессу" — часто, в результате в головах прочно закрепляется: педофил = жуткое неисправимое чудовище, нацеленное на насилие и убийства.

На следующем этапе ярлык педофила начинают наклеивать всем, совершившим любое сексуальное действие с несовершеннолетним какого угодно возраста, вплоть до 18 лет. Наконец, педофилом становится всякий, испытывающие сексуальное влечение к несовершеннолетнему или удовольствие от взгляда на изображение подростка, хотя бы чуть-чуть эротизированное. Академик И.С.Кон разъяснял: "эфебофилия - влечение к постпубертатным, от 14 лет, подросткам и юношам, причем последняя категория никогда не употребляется в качестве диагноза и не ассоциируется с сексопатологией." Влечение к девушкам того же возраста еще меньше может быть признано патологией. Тем не менее, в Госдуме, где депутатам в выступлениях следовало бы следить за своим языком, обсуждая вопрос о возрасте согласия: то ли 14, то ли 16 лет, постоянно твердили о педофилии.

Сообщения о сексуальных правонарушениях сыплются со всех сторон, в результате обыватель в панике, поскольку у него в голове прочно закрепилась ложная цепочка: всякий, испытывающий сексуальный интерес к чересчур молодым, является педофилом; педофил есть ужасное чудовище, насилующее и убивающее детей; он неисправим и размножается в геометрической прогрессии. На этом фоне аплодисментами будут приняты любые предложения по ужесточению кар для педофилов.

Эквивокация гораздо опаснее, чем кажется на первый взгляд. Предположим, при обсуждении вопроса защиты детей от половых злоупотреблений мы отказались от нее и перестали называть убийц, насильников, развратников одним и тем же словом "педофил". Тогда речь в Госдуме прозвучала бы примерно так: "Среди насильников и убийц детей, главным образом садистов, встречаются также педофилы, то есть психически нездоровые люди, испытывающие сексуальные влечение к детям. Насильниками детей являются чаще всего алкоголики, но изредка те же самые педофилы. Развратники, совершающие с детьми ненасильственные половые сношения — это почти всегда родственники и знакомые без каких-либо сексуальных девиаций, но в 10% случаев к детям пристают незнакомые педофилы." Совершенно очевидно, что педоистерические законы при таком обсуждении не прошли бы и даже никогда не были бы предложены. А что неправильного в постановке вопроса без терминологических злоупотреблений? Все факты в этой гипотетической речи в статье подтверждены.

Незамутненный взгляд

Если освободиться от зомбирующего влияния педоистерии и вглянуть на происходящее в окружающем мире незамутненным взглядом, можно увидеть много непонятного. На вашего ребенка напали на темной улице, напугали и избили. Побои по ст.116 "наказываются штрафом в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до шести месяцев, либо арестом на срок до трех месяцев." Если преступник совершил несколько подобных преступлений, срок ему не увеличат. Такого квалифицирующего, то есть, повышающего ответственность признака, как совершение преступление против ребенка, в ст.116 нет. Если в результате нападения причинен лекий вред здоровью, "вызвавший кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности" — то есть, пришлось пару недель полежать в больнице или потом слегка прихрамывать всю жизнь, по ст.115 арест могут увеличить аж до четырех месяцев.

Какой-то дядя конфеткой и ласковыми речами заманил к себе домой вашего ребенка, где ощупал его в разных местах, после чего отпустил. Физической травмы, естественно, никакой нет, только психическая. За это преступление по существующей судебной практике полагается от 12 до 20 лет. Но неужели избиение ребенка взрослым мерзавцем и вызванный этим испуг наносят меньшую травму? Тогда почему только 4 месяца? Почему нет мощного общественного движения под лозунгом "к суровой ответственности за любое насилие над ребенком", возглавляемого нашими депутатами, которых так заботит здоровье детей? А ведь подобных нападений и избиений во много раз больше, чем развратных действий.

Увеличение срока за причинение вреда здоровью малолетнего потерпевшего предусмотрено только в ст.111 — "причинение тяжкого вреда здоровью" и в ст.112 — "причинение средней тяжести вреда здоровью", да и то небольшое: по ст.111 максимальное наказание, если жертва — ребенок, повышается с 8 до 10 лет, по ст.112 — с 3 до 5 лет. Причем ужесточение это отнюдь не явилось результатом активности депутатов, озабоченных защитой детей. Усиление ответственности за причинение вреда малолетним было записано в УК, принятом еще в 1996 году, и за последующие 17 лет у депутов так и не нашлось времени и желания добиться внесения таких же пунктов в статьи, наказывающих за преступления, по которым чаще всего и страдают дети.

Отец-алкоголик на протяжении многих лет издевается над женой и дочерью: бьет, выгоняет на улицу, угрожает убийством. Об этом знают соседи, знает и участковый. Но если жалоб от жены не поступало и в больницу мать и дочь с поломанными костями не привозили, полиция этим делом не займется. Стоит, однако, отцу сексуально погладить свою дочку, полиция моментально встает на уши, а отца приговаривают к длительному сроку. Да, развратные действия вредно влияют на психику ребенка. Но разве меньший вред приносят постоянные запугивания и истязания? Почему такая разница в полицейской реакции? В нашумевшем деле Макарова отцу, обвиненному в развратных действиях по отношению к дочери, дали сначала 13, потом снизили срок до 5 лет, хотя дочь не только не жаловалась на отца, наоборот, они с матерью изо всех сил его защищали.

За убийство ребенка могут дать пожизненое заключение, и это правильно. Но сколько дают за убийство матерью новорожденного? По ст.106 "наказывается ограничением свободы на срок от двух до четырех лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо лишением свободы на тот же срок". Обычно — полтора-два года колонии-поселения. В убийствах 160 детей в год после сексуального насилия видят национальное бедствие, а убийства новорожденных вообще не замечают, хотя их во много раз больше. Официальной статистики по этому виду преступлений нет, но вот журналистское расследование: "«Новая газета» ознакомилась с оперативными сводками МВД за последние 15 лет и выяснила эту страшную статистику: только в Московском регионе каждую неделю в мусорных баках и на пустырях находят мертвые тела 2—3 младенцев и примерно столько же еще живых подкидышей."

И никаких речей Мизулиной в парламенте в защиту наших детей, никаких законопроектов! Хотя для значительного снижения числа убийства новорожденных совершенно не обязательно раздувать штаты полиции. Достаточно построить роддом, куда попавшая в тяжелое положение женщина могла бы придти без документов, родить, оставить ребенка и уйти, не отвечая на вопросы. Самое подходящее занятие для РПЦ, если она действительно болеет душой за детей. Стоит патриарху Кириллу чуть-чуть сэкономить на отделке своего дворца в Геленджике — и на роддом вполне хватило бы.

Чаще всего мать убивает новорожденного, находясь в тяжелом положении. Но такие же, и даже условные сроки дают мамашам, заморившим ребенка голодом или заморозившим его. Им, как правило, убийство оформляют по ст.109: "Причинение смерти по неосторожности — наказывается исправительными работами на срок до двух лет, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на тот же срок." Удивительно, но даже когда совершенно очевиден умысел на убийство ребенка или по меньшей мере на "причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпешего" — есть такая формулировка, по ней проходит едва ли не большая часть убийств — все равно мамаше-убийце вменяют очень легкую ст.109 (по этой и по следующей ссылке слабонервным лучше не ходить). "жительнице Красноярска, выбросившей двухмесячного сына в окно, дали год условно. Она была признана виновной в неумышленном убийстве, при том, что сама объясняла случившееся сумбурно и противоречиво: сначала говорила, что якобы сделала это во сне, не отдавая отчета своим действиям; потом заявила, что, укачивая сына, «случайно споткнулась о мячик и выронила ребенка в открытое окно». «Возможно, кому-то приговор покажется мягким, - прокомментировала свой вердикт судья Свердловского суда Татьяна Пугачева. – Но дело в том, что обвинение предъявлено не по статье «убийство», а именно «причинение смерти по неосторожности». Оспаривать выводы следствия не наша задача»."

Пьяные папаши за убийство детей получают немного больше, но значительно меньше, чем они получили бы за ненасильственные развратные действия с ними же. "Житель Волгоградской области, забивший насмерть 6-летнего пасынка, получил почти 10 лет колонии. Мужчина, находясь в состоянии алкогольного опьянения, стал избивать ребенка, а затем приподнял его и ударил головой о стену. Когда мальчик потерял сознание, отчим решил привести его в чувства, прижигая тело зажигалкой. Свидетелем происходящего стала мать, однако, пытаясь заступиться за сына, она тоже подверглась избиению. Позже ребенок скончался в реанимации." Оба описанных случая произошли как раз в те самые дни, когда депутаты доказывали в Госдуме острую необходимость пожизненного заключения за любые сексуальные действия с ребенком, в том числе за его поглаживание.

Выводы

Наши законодатели, раздувающие педоистерию, менее всего озабочены интересами жизни и здоровья детей. Их усердие — чистый популизм, то есть, стремление привлечь к себе внимание ими же самими раздутой шумихой. Накинувшись с огромной энергией на один вид преступности — сексуальное злоупотребление детьми — они оставляют практически безнаказанными другие виды преступлений против детей, гораздо более опасные и происходящие во много раз чаще. Почему? Да потому что, борясь с ними, шумихи не создать. Можно ли возбудить в народе страх и ненависть — такие же, как в отношении педофилов — против матери-убийцы? Весьма проблематично. То же самое в отношении избиений детей — слишком к этому привыкли.

Властям педоистерия выгодна: она отвлекает внимание масс, так что вместо критики действий правительства народ начинает заниматься выслеживанием педофилов. Опять же, борьба с детской порнографией в интернете дает предлог для введения тотального контроля в этой сфере. Кое-кто видит в педоистерии первый шаг к созданию тоталитарного государства по фашистскому образцу.

Надеюсь, что педоистерия просуществует недолго. В США уже обозначилось правозащитное движение за отмену самых одиозных законов. В августе там провели общенациональную конференцию. В очень недалеком будущем Следственный комитет будет вынужден признать, сколь мало педофилов оказалось среди осужденных за сексуальные преступления в отношении детей. Невозможно представить, как можно будет после это продолжать запугивание педофилией.

Примечания

1 Мастерc У., Джонсон В., Колодни Р. Основы сексологии. — М.: Мир, 1998. — С.521
2 Дети в России. 2009: Стат. сб./ЮНИСЕФ, Росстат. М.: ИИЦ «Статистика России», 2009. – С.52
3 Там же.