Амурологический сайт Бориса Шипова

Для научного обсуждения романтической любви и смежных тем
— консультации автора по темам: любви, ревности, истории семьи и половой морали, а также ответы на вопросы по книге
Текущее время: 25 май 2018, 09:26

Часовой пояс: UTC + 3 часа [ Летнее время ]




Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 
Автор Сообщение
СообщениеДобавлено: 18 дек 2010, 21:09 
Не в сети

Зарегистрирован: 16 май 2009, 11:05
Сообщения: 2
В первых веках нашей эры на самом юге индийского полуострова существовала высокоразвитая цивилизация так называемого "дравидийского" происхождения.
Весьма развитым языком дравидийской группы является тамильский.
Это было время расцвета феодальных княжеств, время политического и экономического спокойствия и процветания.
В жизни индийского общества с древних времен важное место занимали поэты, барды и танцоры. Их искусство считалось не просто развлечением, но имело важное ритуальное значение – гимны и воспевания помогали сохранить мощь царя, гаранта справедливости, порядка и процветания в стране; пение и танец были неотъемлемой частью религиозных ритуалов, помогали умилостивить богов, защитить деревню от болезней и даже вызвать дождь.
Своеобразная поэтическая традиция любовной лирики (Ахам) является итогом развития народного песенного творчества. Существовал строгий набор правил, которому должно было удовлетворять каждое стихотворение. В понимании древних тамилов в жизни человека существовали две важнейшие сферы, Пурам и Ахам. Пурам – это внешняя сфера общественной деятельности, а Ахам – внутренняя сфера, включающая в себя интимную область отношений между близкими людьми, семейную жизнь и внутренний мир переживаний и чувств человека.
«Таким образом, внутреннее, ахам, есть прежде всего не что иное, как довольно замкнутая сфера этих отношений, некий семейный микрокосм, в известном смысле противопоставленный внешнему миру. В центре этого микрокосма находится фигура женщины. Такое положение совершенно не случайно и восходит к архаичному, культивировавшемуся тамилами представлению об эротической в своей основе сакральной женской энергии, связанной с такими важными понятиями, как плодородие, огонь домашнего очага, приготовление пищи. Эта энергия — благо, источник процветания, жизнеспособности семьи и ее членов, однако, вырвавшись из-под контроля, она может стать опасной и разрушительной. Обладание этой энергией и умение распоряжаться ею определяют основное достоинство героини, ее добродетель, которая рассматривается как своеобразная ценность — не только внутри семьи, но и на более общем социальном уровне» (1).
Отношения между мужчиной и женщиной отличались высокой степенью ритуализованности. Существовал «любовный канон», который задавал нормы поведения героя и героини, одобряемые обществом. Данный "канон отношений" нашел свое отражение в поэзии Ахам.
Герой и героиня представляют собой не конкретные личности, но скорее обобщенных, «архитипических» мужчину и женщину. Их имена не упоминаются, вместо этого используются эпитеты, обозначающие в каком регионе они живут, их профессию, а зачастую используются просто личные местоимения "он" или "она".
Поэмы Ахам сосредоточены можно назвать «гимном жизни», так как их темой является только то, что живет, чувствует, процветает, дает рождение. Темы смерти, божественного, потустороннего не затрагиваются. Это исключительно чувственная лирика, откровенно и прямо выводящая на сцену тему любви, отношений между героями.
В древнеиндийском любовном каноне семейно-брачные отношения занимают особое место. Как уже упоминалось, женское начало обладает особой энергией, которая может быть как полезна, так и опасна. Соединение женского и мужского начал привод к балансу скрытой женской энергии, поэтому семья и брак считались условием стабильного и счастливого существования человека.
Помимо Героя и Героини в поэзии Ахам имеются такие важные персонажи, как подруга Героини, ее кормилица, родная мать, друг Героя, поэт (который выполняет роль посредника между героями), а также гетера и сторонний наблюдатель.
Яркой особенностью ахам является тесная взаимосвязь человека с природой. Отражается это в том, что чувства, ситуация, отношения героев сопоставляются с типом пейзажа. Выделяются пять основных пейзажей (можно назвать их мизансценами): горные леса (место встречи, любви с первого взгляда, тайных свиданий), холмы, леса и пастбища (место разлуки, терпеливого ожидания мужа), морское побережье (страдание в разлуке), плодородные долины рек (супружеская размолвка), пустыня (разлука, побег, бедствия). Каждому пейзажу также соответствует определенное время года, у него имеется свое божество-покровитель, его населяют определенные народы.
Развитие отношений между героями также подчиняется системе правил. Имеется четко определенный сценарий их развития, разделенный на фиксированное количество стадий.

1) Встреча. Молодые люди впервые встречаются обычно за пределами селения — в лесу, горах или на берегу моря. Оба поражены любовью с первого взгляда и посвящают в свои чувства наперсников: герой— друга, а героиня — подругу.

...
Так колесничий этот, сдержавший быстрых коней.
Молвил и, глянув не раз в сурмленые очи твоей
Дочки, стал уходить он, хозяин этих холмов.
При свете солнца закатного, на исходе дня,
Смотря неотрывно туда, где он скрылся:
«Это Муж истинный, о подруга!» — сказала она.
Для тех, кто умен, довольно такого ответа.

2) Тайные свидания. Друг сначала отговаривает героя от продолжения романа, но, видя его непреклонность, устраивает влюбленным второе свидание на прежнем месте. После этого друг сходит со сцены, и дальнейшее развитие событий направляется подругой. Она играет роль советчицы, утешительницы героини и осуществляет посредничество между ней и молодым человеком. Их тайные свидания и любовное соединение происходят теперь ночью и становятся все более затруднительными и редкими.
....
Прокукарекал петух, и ему в ответ
Затрепетало чистое сердце мое от испуга,
Потому что к плечам моим приникшего друга
Отделяющий, словно меч, наступил рассвет.

3) Страдания Героини и обряд изгнания духов. Героиня начинает испытывать страдания одиночества, худеет, тело ее теряет свой естественней темный цвет, покрывается золотистым «цветом разлуки». Родные, обеспокоенные ее состоянием, желая открыть причину ее недуга, приглашают прорицателя, жреца или жрицу древнетамильского божества Муругана. Теперь подруга может намекнуть жрецу и родителям героини на то, что этой причиной является не болезнь, а любовная страсть. Тогда же, обращаясь к герою, подруга намекает на невозможность дальнейших тайных встреч, описывает плачевное состояние героини и таким образом предлагает ему вести дело к женитьбе, тем более что тайная связь влюбленных уже становится достоянием распространяющихся по селению слухов.
....
Луна раскинула лучи в сапфирном небе
И океаном разлилась молочным;
Средь шумных улиц криками толпы
Начало праздника приветствует селенье;
Лес полон неумолчного гуденья
Пчел, ищущих подруг по зарослям цветочным, —
А я в тоске, одна, спадают украшенья.
Ночь долгую сомкнуть не в силах глаз:
Со мною ли устроил мир сраженье,
Иль с миром я — душой, уставшей от мученья?

4) Страдания Героя. В случае если родители не согласны на брак, герой мог прибегнуть к довольно странному и грубому обряду «езды на пальмировом коне». «Конем» служила ветвь пальмировой пальмы с подвешенными на ней бубенцами и кусками материи. Юношу, садившегося верхом на эту ветвь, друзья проносили мимо дома родителей героини, в то время как он, в разорванных одеждах, стенаниями и плачем пытался вызвать у них сочувствие к себе. Считалось, что если он не добивался желаемого, то ему следовало покончить с собой.
5) Поиск богатств. Перед женитьбой герой отправляется на добывание «богатства», иначе говоря, выкупа за невесту, который даст возможность получить одобрение родителей героини.
...
Висящую тьму рассекая, сверкая, роняя
Брызги прохладно-сладостные, стуча, громыхая
И, как под ударами барабан, рокоча могуче,
Льющая дождь — да живи, о громадная туча!
Мы, дело задуманное свершив, душой возвеличась,
Ту, которую сладостно возжелали,
Ту, чьи мягкие волосы благоухают
Цветком кувалей короткостеблистым,— в объятиях сжали.

6) Побег. Другим способом получить их согласие, а точнее, даже принудить их к признанию брака является совместный побег героев из селения и пребывание их какое-то время в дикой, полной опасностей местности. Такой побег, вероятно, носил еще и ритуальный характер, знаменуя собой период совместного испытания героев перед вступлением в новую жизненную фазу.
....
У меня-то ведь дочь одна! И она
С могучим бычком, обладающим острым копьем,
Ушла вчера в край пустынный, где круты горы.
А вы говорите теперь: «Терпя свое горе!»
Разве это возможно? Бывает ля что жесточе?
Поймите, сердце мое воспламеняется сразу,
Когда я гляжу на жасмин сапфироцветный ноччи
И веранду, где изящная девочка моя играла,
Словно двигалась куколка, что с рождения обитала
В зрачке моего сурмленого глаза.

7) Бракосочетание и семейная жизнь.
....
Подобны сапфиру и золоту
Дивное тело твое и душистые волосы,
Цветочным бутонам и трубчатому бамбуку —
Полные страсти сурмленые очи и нежные руки.
Когда я их вижу, душа моя полнится благом
И с теми равняюсь я, кто добродетели высшей достиг.
К тому же звенящий браслетами сын наш уже научился играть,
И в дальней стране никого нет, с кем был бы я в споре, —
О простодушная, ради чего мне тебя покидать?
Любовь моя глубже, чем море.

8) Разлука супругов. В супружеской жизни героев разлуки происходят, когда герой покидает дом, отправляясь опять-таки за «богатством» или в военный поход, что, как правило, совпадает. Перед уходом герой некоторое время колеблется, не решается оставить супругу в одиночестве, но затем все же уходит, обещая вернуться к сезону дождей. Оставшись одна, героиня вступает в особое состояние, которое мы можем назвать обетом разлуки: она прекращает ухаживать за своими волосами, заплетает их в косу, снимает украшения, не покидает пределов дома, воздерживается от активной хозяйственной деятельности, постоянно думает о муже и, разумеется, блюдет целомудрие. В это время она, как и в период тайной любви, худеет, красота ее блекнет, тело покрывается золотистым «цветом разлуки», глаза льют слезы.
....
Расцветает вкруг дома муллей*; звери сходятся на водопой
У расселин, наполненных свежей водой, —
Начинается время дождей: мой любимый
В шумном стане горячего гневом царя
Весь в мечтах о победе, о нас же не вспоминает.
Как, подруга, тут быть?
Бурное время вечера нелегко переплыть,
Если, словно убийство замысливший, он наступает.

(*муллей – разновидность жасмина)

9) Измена супруга. Еще одна ситуация, связанная с супружеской жизнью,— размолвка в связи с уходом героя к гетере. Герой чаще всего отправляется к гетере, когда его жена пребывает в нечистом состоянии — во время месячных, после родов, и соединение с ней невозможно. В тамильском обществе гетера нередко была приближена к семье, исполняла домашнюю работу, ухаживала за хозяином дома, принимала участие в воспитании детей — это, по-видимому, следует рассматривать уже как одну из форм многоженства. Как бы то ни было, уход супруга к гетере порождал в героине чувства обиды, ревности, соперничества. Однако все это, очевидно, не затрагивало серьезно основы семейных отношений, хотя служило поводом для ссоры.

Список литературы
1. Стихи на пальмовых листьях. Классическая тамильская лирика. Пер. А. Наймана. Предисл. и ком-мент. А. Дубянского. М., Главная редакция восточной литературы издательства «Наука» 1979
2. Literary conventions in Akam poetry, Kamil V. Zvelebil, Institute of Asian Studies, Madras, 1986

_________________
* * * * *
Cordialement,
Natalie


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа [ Летнее время ]


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron
Powered by phpBB® Forum Software © phpBB Group
Русская поддержка phpBB